Previous Entry Share Next Entry
Алтай-light. Горно-Алтайск, Майма и Камлак.
vol_majya
Оригинал взят у varandej в Алтай-light. Горно-Алтайск, Майма и Камлак.


Если показанные в прошлой части Барнаул, Бийск и Белокуриха - преддверье Алтая, то стоящий у въезда в Республику маленький Горно-Алтайск и трассы на сотню километров от него во все стороны - это алтайское фойе, общественная приёмная, оформленная так, чтобы гостям было удобно и они не заскучали. Это уже Республика Алтай - но здешний Алтай не кажется мне настоящим. Здесь всё на виду и само просится в руки, нет таинственных долин-закоулков и всепроникающей алтайской мистики. В свой прошлый приезд я уже был в Горно-Алтайске (но кое-что добавил теперь в старый пост) и Чемале, а в этот раз покажу кое-какие штрихи к портрету Горного, его предместье Майма, сюжеты алтайских дорог и село Камлак с ботаническим садом на месте шаманских плясок.

На автовокзале Горно-Алтайска с моего пришлого приезда успели построить Никольскую часовню, чей выложенный камнями цоколь напоминает степное обоо. Но расписание автобусов осталось всё таким же куцым и неудобным, а цены выросли до труднопостижимых высот.

2.


Фасадом автовокзал глядит на Коммунистический проспект, часовней - на улицу Чорос-Гуркина, и вдоль них, как вдоль рельс, вытянут длинный и узкий Горно-Алтайск, дважды меняющий направление по долине Маймушки. Налево по Чорос-Гуркина, если к автовокзалу встать спиной, будет Эль-Музей, то есть в переводе Национальный музей Алтая. В 2011 году я не попал сюда, потому что новое здание только-только строилось, и наверстать этот пробел теперь было одной из главных моих целей в Горном.

3.


Но скажем прямо, музей разочаровал. Начались эти разочарования с кафе в подвале у торца здания. Неплохо в общем перекусив в окружении группы пожилых словенцев, я направился в музей, с гардеробом которого кафе сообщалось подземным переходом. Но в гардеробе я был довольно резко послан тётушкой - с этой стороны проход запрещён! Из музея в кафе ходить можно, а из кафе в музей, если не обилетился - нельзя. И вместо того, чтобы повесить табличку, бедную гардеробщицу обязали это пояснять каждому, что, конечно, вежливости ей не прибавляло. Так же, сквозь зубы, со мной разговаривали и на кассе, и я тогда ещё не понял, что хамство и подход "всё равно будут ехать" - фирменный стиль алтайтуризма. Вход сюда, кстати, только в бахилах, и когда на лестнице один бахил слетел с моей ноги (при 47-м размере они постоянно рвутся) - меня догнали и потребовали надеть новые. И входя, я думал, что терпеть такое отношение можно ради самой экспозиции, но экспозиция оказалась не то чтобы слабой, но и без явных откровений.
На самом деле лучший музей Алтая - это Эрмитаж, в который я предусмотрительно сходил за полгода до поездки.

4.


Но экспонаты что из Эрмитажа, что отсюда, буду показывать в других постах по ходу дела. Здесь остановлюсь лишь на одном объекте - Улалинской стоянке, находящейся прямо в черте Горно-Алтайска. Потому что если мерять не по обретению городских атрибутов, а просто по обжитости места, то Горно-Алтайск - старейший город России: первыми людьми, поселившимися у слияния Улалушки с Маймой были даже не homo sapiens. Возраст Улалинской стоянки, открытой в 1961 году Алексеем Окладниковым, оценивается от 300 тысяч до 1,5 миллионов (!) лет. Здешние "протозубила" по своей архаичности находятся где-то на самой нижней границе "раннеашельской культуры", а древнее - только Олдувай. То есть вот эти вот камни, в которых ненамётнный глаз не приметил был следов обработки - едва ли не древнейшие рукотворные предметы в России, их возраст исчисляется тысячами веков.

5а.


На месте стоянки теперь небольшой Музей первобытного человека, судя по чужим фото довольно убогий. Самая крупная улалинская находка тоже за пределами Алтая - но хоть не в Эрмитаже, а в Новосибирском Академгородке. Я хотел туда заехать на обратном пути, но как оказалось, музей работает только летом, то есть заезжать туда надо было в начале. Поэтому вот чужая фотография - это древний нуклеус, от которого волосатые сутулые первобытные люди, поводя выпирающими челюстями и зычно ухая, откалывали скребки и зубила. Вот так - когда-то человек возвысился над остальной природой, научившись расщеплять камни, а теперь и расщеплением атома уже никого не удивишь.

5.. фото d_popovskiy из его рассказа про музей в Академгородке.


В другой стороне от автовокзала по той же улице Чорос-Гуркина, вернее на берегу Маймушки за спортивной школой "Баатыр" ("Богатырь") - второй объект, ради которого я задержался в Горно-Алтайске. Незадолго до поездки от одной знакомой я узнал, что тут есть действующий буддийский храм (курээ) Ак-Бурхан:

6.


Буддийскими регионами в России числятся Калмыкия, Тува и Бурятия. Алтай же традиционно находился в зоне притяжения двух мировых религий - русского православия и монгольского буддизма. Многие алтайские поселения, в том числе Улала (будущий Горно-Алтайск) зародились или расцвели именно как базы Алтайской духовной миссии, с начала 19 века работавшей в горах из уездного Бийска. Но богатейший из алтайцев Манди Кульджин сделал своё состояние на торговле с Китаем через монголов, среди которых сам принял буддизм. Возможно, он даже считал, что алтайцам лучше будет под Китаем, то есть с братьями-монголами под одной крышей, и в общем всячески поддерживал распространение буддизма в родном краю. В итоге тихая борьба буддизма с православием за шаманистский регион породила новую религию - бурханизм. И хотя это религия абсолютно самостоятельная и в основе скорее шаманская, многие считают её обособленной сектой буддизма. Поэтому на Алтае с 1991 года оформилась небольшая буддийская община, в 2012 году построившая небольшой курее (храм-монастырь) в честь Белого Бурхана - спасителя, которого алтайцы ждут в образе богатыря Ойрат-хана, ну а буддисты видят в нём Будду. Вид курее очень домашний и уютный, но судя по всему, буддистов здесь очень мало - и храм, и сторожка смотрителя были наглухо заперты.

7.


В целом, в Горно-Алтайске я в этот раз провёл несколько часов, гуляя по городу с огромным рюкзаком, периодически приманивавшим желающих пообщаться. Сфотографировал конструктивистский дом Правительства Республики на главной площади, дошёл до каменной Преображенской церкви (1898), переснял с более удачных точек некоторые дореволюционные домики Старой Улалы по Социалистической улице. Но всё это я внёс в свой старый пост о Горно-Алтайске, где фотографии 2017 года под тревожным серым небом теперь очень контрастируют со старыми картинками золотой осени.

8.


Немного горно-алтайских дворов. В прошлый приезд город запомнился мне одноэтажным, а в этот раз я обнаружил, что в центре Горного преобладают пятиэтажки разных эпох и материалов.

9.


Среди интересных мест и сюжетов в этот раз я упустил родник на Коммунистическом проспекте - тихий закуток в скверике, изящная скульптура, а под ней вечная толпа, будто маленький митинг. Скульптура тоже не простая - "Алёнушка и Ырысту" изображает встречу двух фольклорных персонажей, олицетворяя дружбу русских с алтайцами. Мимо этого родника я раза три проезжал на автобусе, но вот так и не сподобился заснять. Напротив него - небольшой сад камней, но камни и в других местах популярное украшение горно-алтайских улиц:

10.


А вот просто забавный Садовый центр - садик в переулке:

11.


Местные хвалят Горно-Алтайск за его чистоту, ухоженность и уют цивилизованного города посреди роскошной природы, а ругают - за бедность: 10 тысяч рублей в месяц тут не худшая зарплата. Но строится город быстро - "квартира на Алтае", конечно, не "квартира на море", но близко.

12.


Если музей и курее - обновки, то Парк Победы практически на северной окраине Горного я в прошлый приезд не приметил, да и в этот раз заснял лишь из окна автобуса.

13.


На этом можно попрощаться с Горно-Алтайском. Дело в том, что вытянут он не по Чуйскому тракту, главной дороге Алтая от Новосибирска к монгольской границе, а по Чойскому тракту - дороге на Телецкое озеро. Поэтому в Барнаул ты собрался или в Кош-Агач - а выезжать из Горного придётся на север.

14.


С этой стороны город ограничивает небольшой "перевал" через холмистую гряду:

15.


За которой дорога спускается в село Майма (15 тыс. жителей), предместье Горно-Алтайска, которое местные в шутку называют "наш Майами":

16.


Ещё местные почему-то считают, что Майма - это крупнейшее село России, но даже за вычетом станиц, если брать "сёла" в узком смысле этого статуса, Майма едва-едва попадает во вторую десятку: в соседнем Алтайском крае встречаются сёла крупнее. По факту же это вообще не село, а удалённый район Горно-Алтайска, откуда ПАЗики ходят по нескольким маршрутам на противоположный конец узкого длинного города. Центр Маймы - у поворот в Горно-Алтайск с Чуйского тракта. За безымянной недостроенной часовней - долины речки Маймы, на другой стороне села впадающей в Катунь:

17.


Главное здание на площади - не храм, а Дом культуры:

18.


В котором обитает небольшой, но судя по всему довольно интересный Музей Камня. Туда я не зашёл, экономя время, а в итоге гораздо больше времени растратил попусту на окраинах Горно-Алтайска.

19.


Так что вот немного камней из музея в Горно-Алтайске. А за знаменитыми камнерезными промыслами надо ехать в Колывань в Алтайском крае... хоть и она уже не та, делает бордюрную плитку да пошлые вазоны на оградки, так что и тут пожалуйте-ка в Эрмитаж!

20.


Непарадная Майма с мостика через речку:

21.


Исторический центр Маймы - не нынешняя площадь у поворота, а безымянное место на Советской улице, на правом берегу Маймушки в нескольких кварталах от Чуйского тракта. Здесь сохранилось несколько почерневших старых изб, одна из которых, как и в Белокурихе, занята библиотекой:

22.


А рядом и старейшее здание Республики Алтай - церковь Сошествия Святого Духа (1842-46), построенная по благословению "алтайского апостола" Макария (Глухарёва) на средства томского купца Михаила Шабалина. Причём, как я понимаю, этот храм был не столько миссионерским для новообращённых алтайцев, сколько купеческим - для русских, ехавших на ярмарку в Кош-Агач за белки и бомы.

23.


При Советах тут был сначала клуб, позже агрохимлаборатория. Вроде бы я где-то видел дореволюционные фотографии этой церкви, но теперь не могу их найти. Алтай малолюден и беден, а мимо этой церкви в переулке даже и первых лиц не возят, так что к первоначальному облику её вряд ли вернут в обозримом будущем. Но у крыльца всё-таки виднеются фрагменты старой облицовки. И я, подобно тем купцам, зашёл сюда поставить свечку перед своей дорогой за бомы и белки.

24.


На самом деле моя комбинацию перемещний по алтайскому фойе была довольно забористой: из Барнаула я поехал сначала в дождливый Чемал в гости, с утра из Чемала в Камлак, который ещё покажу в конце поста, потом в Горно-Алтайск и оттуда в сумерках на Телецкое озеро. То есть полсотни километров Чуйского тракта, о которых пойдёт речь далее, я проезжал дважды, туда маршруткой с чрезмерно общительным шофёром, назад и вовсе автостопом. Но как водится, приношу хронологию в жертву географии. За "алтайским Майами" - международный аэропорт (рейсы из Москвы сюда немного дороже, чем до Барнаула) и поле солнечных батарей. Солнечная энергетика как таковая в России появилась в 2014-м году, прийдя из Украины вместе с Крымом, но тогда же началось строительство и собственных СЭСок, крупнейшие из которых вводятся в строй на Оренбуржье и в Башкирии. Маленький Алтай же уникален тем, что здесь вся (!) электронеэргия "зелёная", вырабатывается силами воды и солнца... правда, обеспечивает себя республика лишь на 1/3. Но новые солнечные электростанции строятся, причём у них ещё и панели российского производства компании "Хевел" из Чебоксар. Сейчас в Республике действуют первая российская промышленная СЭС под Кош-Агачем (2013-14) и ещё одна небольшая электростанция близ Усть-Кана. А под Маймой, как я понимаю - будущая Алтайская СЭС из нескольких очередей по 10 МВт каждая, которую я застал в процессе строительства. Все они, впрочем, небольшие даже по сугубо российским меркам.

25.


С горы Ухтюба над солнечной электростанцией, по словам водителей, лучшие виды и на Горно-Алтайск, и на Майму. А дальше лишь петляет Чуйский тракт - две полосы ровного асфальта, вдоль которых неповторимая пластика Алтайских гор. Справа то и дело подходит Катунь, и едва ли не больше, чем деревень, у дороги всяческих отелей да турбаз.

26.


За селом со звучным названием Рыбалка, выездной знак которого однозначно читается как "Рыбалка запрещена!", водители показывали мне небольшую низину у отступивших от Катуни гор и какие-то невнятные пустыри на ней. И говорили: "Знаешь, сколько там денег зарыто?". В 2009-12 годах здесь пытались сделать всем турбазам турбазу - проект "Алтайская долина" гремел тогда на всю Сибирь. Главной её "фишкой" было искусственное озеро длиной 1,5 километра, шириной 400 метров и до 5 метров глубиной, но вот с ним-то и пошло что-то не так. Озеро заполнялось три месяца, достигнув проектной отметки в январе 2013 года, а потом внезапно начало стремительно мелеть. В чём была ошибка - толком никто не знает, вроде бы кто-то сэкономил (на пользу своему карману, конечно, а не смете) на гидроизолирующих материалах дна. И то ли ошибка оказалась непоправимой, то ли фейл слишком эпическим, а к проекту уже не вернулись, и под горами теперь так и лежит пустырь, лучше всего понятный со спутника. А цвет воды в Катуни и в реальной жизни такой, а за Катунью - село Ая со своей турбазой, и в ней озеро вполне естетсвенное, но очень странное - уровень его постоянный круглый год, а не впадает в него и не вытекат из него ни одной речки.

26а.


Погрустнев от мысли о потраченных на "Алтайскую долину" деньгах, жители Алтая обычно начинает думать ещё и про Дачу Путина. Алтай популярен у "первых лиц", но президент сделал большую ошибку, допустив к строительству своей резиденции местных. Что они видели там - не знаю, но молва теперь рисует стоящий на неприступных кручах дворец о 9000 комнат, под землю уходящий на 7 этажей. "Там каждая плиточка по 100 тысяч рублей" - популярный сюжет автобусный разговоров по всему Алтаю. И лишь молодой газелист, с которым мы две недели спустя ехали из Кош-Агача, был с алтайцами не согласен - у него были рейсы и в ту резиденцию, и по его словам, там нет ничего особенного - обычная турбаза премиум-класса, стоившая скорее всего не дороже, чем дорога к ней от неожиданно капитальной развязки на Чуйском тракте. Хотя воруют на строительстве здешних объектов всё равно по чёрному: тот же газелист говорил, что возил материалы и технику из Барнаула, а в сметах значилось - что из Москвы.

В соседнем Манжероке - Перевёрнутый дом. Это такой модный аттракцион, начавшийся в 2007 году с необычного особняка польского миллионера Даниела Чеповского в городке Симбарк. С той поры перевернутых домов понастроили немало по всему миру, и даже в России дом в Манжероке не единственный: в Москве такой стоит на ВДНХ, в Новосибирске - при зоопарке, а в Калининграде фахверковый коттедж валяется посреди парка "Юность". Но смотрится в любом случае круто даже снаружи, а уж внутри...

27.


А в общем туризм здесь натурально повсюду, и за окнами маршрутки одна за другой мелькают турбазы, кемпинги, рестораны с маралятиной, сувенирные базары, пасеки, юрты, "парковки" лошадей к горным озёрам, лодочные пристани у бурной Катуни, мосты к самым пафосным домам отдыха на том берегу... Названия турбаз - наподобие "Таёжник", "Бирюзовая Катунь", "Лесотель", "Царская Охота", а завлекают туристов кто чем может - у одних озеро естественное или искусственное, у других питомник голубей, у третьих загон с маралами и пантопровод прямо в сауну.

28.


Про буйство туризма на Алтае, от Горного до Чемала имеющее вполне крымские масштабы, впору писать отдельный пост.

29.


Базарчик с идолами на кадре выше вырос у памятника Вячеславу Шишкову (1973):

30.


Дело в том, что автор "Угрюм-реки" действительно много путешествовал по Сибири, и делами занимался вполне реальными: в 1913 году он возглавлял экспедицию по изысканию "колёсного" Чуйского тракта - хоть и богатой была эта торговая дорога, да из-за бомов (отвесных скал над Катунью и Чуей) пройти её мог только вьючный караван. Первая проезжая дорога была пробита в 1902-03 годах, но прожила до первой весны, сойдя вместе со снегом. На недостроенной трассе Шишкова в Гражданскую войну были сожжены мосты и гати, на ремонт которых в глухом углу ушли годы, и только в конце 1920-х годах по Чуйскому тракту пошли первые "трёхтонки" в Кош-Агач. Нынешний Чуйский тракт - одна из красивейших дорог России, и я о нём ещё расскажу в 4-5 постах.

30а


Пока же едем дальше по Катунской Ривьере, вот например прижатое к реке горами село Усть-Муны:

31.


В Усть-Семе Чуйский тракт по мосту прыгает за Катунь и по долине Семы надолго уходит от главной алтайской реки. Вдоль Катуни же продолжается тупиковый Чемальский тракт длиной 90км (несколько дальше самого Чемала). Здесь похуже асфальт, и у деревень вид чуть-чуть заповеднее, но концентрация кемпингов, пасек и аквапарков тут достигает апогея. Алтайская Ривьера вытянута именно вдоль дороги Горно-Алтайск - Чемал по обоим трактам.

32.


Не помню точно, что за село на кадре выше (вроде бы Узнезя), но в горах над ним сверкает белая часовня:

32а.


А на фоне всего этого - обыкновенная жизнь алтайской глубинки. И у магазина алтайских трав и товаров "от марала" двое сельских парней куда-то вели грустную лошадь, подгоняя камнями по крупу.

33.


Сам Чемал - идеальное место для первого знакомства с Алтаем, что я и сделал практически спонтанно в 2011 году. Тут есть очень красивое катунское ущелье Врата Сартакпая, деревянный монастырь на скалистом острове Патмос и мини-ГЭС, которая крутится и работает, но дюжий алтаец водит на неё экскурсии. Однако если, объехав остальной Алтай, вы не разлюбили Чемал - ни в коем случае не говорите это вслух, чтобы не прослыть алкоголиком: у алтайгуру принято считать, что в Чемал ездят только мажоры и овощетуристы, чтобы там выпивать. Людям с большими деньгами в Чемале правда есть, где развернуться - например, прямо отсюда вертолётные туры летают к Белухе. Ну а я, помня, что 6 лет назад гулял здесь по куда как более приятной погоде, в этот раз не стал даже углубляться в Чемал, а с утра поймал автобус до Усть-Семы.
На развилке Чемальского и Чуйского трактов я увидел деревянное здание столовой, где Шукшин снимал эпизоды из фильма "Живёт такой парень" - но с 2011 года (фотографии есть здесь в конце поста) оно успело обрасти аляповатыми вывесками и пристройками. У дороги шедший мимо мужик мне сказал, что через пять минут здесь пойдёт "улаганская газель", и не успев дойти даже до моста, я запрыгнул в вынырнувшую из-за поворота маршрутку.

34.


Сам же Катунь в этой своей части ни в 2011-м, ни в 2017-м так ни разу и не попала мне в более-менее удачный кадр. Вообще, Катунь хотя и бирюзовая, и радует глаз своей чистотой, а всё же очень злая река с ледяной душой водой, быстрым течением и острыми зубами камнями на берегах. Людей Катунь погубила немерено, особенно сейчас, когда на ней отдыхают не суровые туристы, а новосибирские и барнаульские обыватели с семьями. Истории вроде "друг отошёл на речку, мы услышали "ой!", и больше его никто никогда не видел" мне рассказывали на Алтае не раз... Потому никто и не считает здесь убийством гибель того литовца, что обсуждала вся Украина в дни моей поездки.

35.


Между тем, из сотен километров пути Улаганской маршрутки я проехал лишь 8 километров - до первой за мостом деревни со звучным названием Камлак. То есть "место для камлания" - слово "шаман", вошедшее в половину языков мира, по происхождению эвенкийское, а у тюрок служитель богов так и назывался - "кам". Странное название да огромная поляна за Семой породила предположение, что это место было духовным центром дорусского Алтая. На берегу Семы - база отдыха со строящейся башней, напоминающей о том, что одна из гор над Камлаком называется Маяк:

36.


На предполагаемой Шаманской поляне, в урочище Чистый Луг, с 1994 года разбит Алтайский ботанический сад. Указатель на мостике через Сему гласил, что до него три километра. По ощущениям - несколько ближе, но зато через очаровательный сосновый бор. На турбазах под Камлаком алтайцы косплеют то индейцев, то чучкчей:

37.


Заброшенная бензоколонка советских времён недалеко от входа в Ботсад. Я пришёл чуть раньше его открытия в 9 утра, и тут же был приглашён интеллигентной четой из Новосибирска на завтрак у багажника их машины. Они поделились со мной белым хлебом, колбасой и городским сыром, я - домашним алтайским сыром из Чемала. А потом из-за ворот Ботсада выглянула девушка и сказала, что в 9 открывается только касса, а ворота открыты давно, и чем стоять ждать - лучше пройти, а рассчитаться на выходе.

38.


Ботанический сад совсем маленький, но вида очаровательного:

39.


У входа - образцы местных деревьев:

40.


И аил - традиционное жилище алтайцев, по сути дела стационарный 6-угольный деревянный чум. У входа - чакы, столб для коновязи со священной символикой, причём количество его ярусов имеет не столько сакральный, сколько практический смысл: так как без коня тюрки не перемещались, в меру своего достатка алтаец делал коновязь на столько коней, скольких гостей прокормит.

41.


Двери (эжик) аила обращены на восток, а через порог (болого) полагается переступать с почтением. Правая половина считалась мужской, левая - женской, посредине горел очаг, за которым находился "тор" - самое почётное место между алтарём "джаик" и мягкой кроватью старших хозяев. С обеих сторон люди садились по старшинству - хозяева на "торе", младшие у дверей.

41а.


Аилы и сейчас нередкость в алтайских деревнях, я бы даже сказал, что это местная "визитная карточка", но служат они сейчас в основном летними кухнями. Сам этот аил, как я понимаю, новодельный, а вот вещи из него собраны по всему Камлаку. Есть даже проклятие алтайского народа - самогонный аппарат:

42.


Ещё несколько аилов стоят в стороне - это гостевые дома: почему бы и Ботаническому саду не принимать туристов?

43.


А это не лабаз на ножках, здесь не Югория и на Алтае мне такие не попадались ни разу. Это - всего лишь домик Бабы Яги:

44.


Стенд к которому стоит процитировать полностью:

44а.


Помимо туристов тут живут ещё и волонтёры, без которых уже невозможно представить современный Алтай. Не так ведь и плохо - за труд на воздухе провести лето в красивом месте да среди единомышленников.

45.


Собственно Ботсад состоит из нескольких экспозиций: "Сибирь", "Степь", "Европа", "Дальний Восток", "Северная Америка", "Альпинарий", "Декоративный огород", "Пряно-араматический огород". Я, впрочем, от ботаники далёк, поэому для меня они тут все на одно лицо:

46.


Пристроив рюкзак в дом волонтёров, я пошёл по оборудованной тропе на крутой берег Семы:

47.


Вид на речку донельзя сибирский:

48.


А Чистый Луг оказался настолько огромен, что Ботанический сад занимает дай бог треть поляны, и на границе "неокультуренной" части с утра обильно дымила сторожка в "бочке Диогена". Посмотрев на эту поляну, я сразу вспомнил Лесные Сходы АВП и непростые поиски подходящей для них поляны - потому что поляна должна быть вместительной и обладать очень специфической степенью труднодоступности: чтобы кто попало не ходил, но и свои могли добраться без проблема. Чистый Луг действительно соответствует всем эти критериям, так почему бы и не быть ему местом сходов для алтайского народа? И хочется представить, как здесь плясал шаман, похожий на фантастическую птицу.

49.


От местных я слышал о Камлаке минимум три разных версии. Волонтёрка сказала, что никакого шаманства тут не было, всё это современные легенды. Поившая меня чаем в волонтёрском доме женщина из райцентра Шебалино, у которой в Камлаке выросла бабушка, припомнила бабушкины рассказы - мол, правда, ходили в Камлак шаманы да собирались на вершине горы Маяк и там чего-то колдовали. Наконец, Наталья Шодоева из Усть-Кана, хранительница музея, что создал алтайских мудрец Николай Шодоев из Мендур-Соккона, говорила, что скорее всего шаманы на Чистом Лугу действительно собирались - но только не со всего Алтая, так как Алтай слишком велик и труднопроходим, а из ближайших племён. Но поскольку Чистый Луг ближе всего к Майме и Улале, он один из шаманских полян был извесетн миссионерам, а потому вошёл в их отчёты как "центр шаманства на Алтае".
Но что за гора Маяк, мне никто не смог показать - из Ботанического сада она не видна, а в посёлке всё какие-то неместные встречались. Может, вон та сопка с прозрачной рощей на вершине?

50.


Простояв здесь с полчаса, увидев пронёсшийся мимо джип с монгольскими номерами, я таки уехал автостопом - меня подобрал человек на машине с непристёгивающимся ремнём безопасности, но сразу успокоил - "Расслабься! Я раньше был начальником ГАИ в этом районе, меня все тут знают". Однако хоть был дядька и шишка, а общался скромно и по-свойски, охотно тормозил при моём желании что-то сфотографировать (чем я не злоупотреблял), много рассказывал о сёлах, сопках и сущностях по дороге. В 1990-х, по его словам, на Алтае было спокойнее, чем сейчас - малолюдно, и командировки на глухие посты они воспринимали почти как отпуск. Сейчас же, с развитием туризма, появилось очень много случайных людей, то и дело попадающих в неприятности.

Участок Чуйского тракта от Камлака до перевала Чике-Таман, в том числе открывающий "настоящий" Алтай Семинский перевал (1709м), отмеченный в 1956 году обелиском "Навеки с русским народом", я проезжал лишь на обратном пути глубокой ночью. Вернувшись из Камлака в Горно-Алтайск, я решил отправиться на юг Алтая нестандартным и очень красивым путём через Телецкое озеро.

Но о самом Телецком озере - чуть позже, а в следующих 3-4 частях об Алтае "в общем". И начнём от простого к сложному - с особенностей местного туризма.



?

Log in

No account? Create an account