Previous Entry Share Next Entry
Усть-Нейское, что на устье реки Неи
vol_majya
Оригинал взят у deni_spiri в Усть-Нейское, что на устье реки Неи


«Усть-Нейское, что на устье реки Неи» — один из разновременных вариантов названия села, затерявшегося в 500 км от столицы, в необъятных просторах костромских лесов. Погост Усть-Нейский, Успенское, что на р. Нее, Устье Нейское — всё это названия одного и того же села Усть-Нея, расположенного на крутом мысу над поймой реки Неи. Запустевшее село, а точнее местная церковь конца XVIII века, стала одной из точек маршрута мега-путешествия на Русский Север (Сольвычегодск, Верхняя Уфтюга, Великий Устюг и др.), о котором до сих пор у меня был лишь обзорный пост. Настало время разбирать поездку в деталях. Сегодня я поведаю о вышеупомянутом храме, а также о деревянном в стиле модерн комплексе земской больницы, начала XX столетия, в селе Унже (на заглавном фото).



Оставив позади Кострому, Судиславль, Кадый, не доезжая Макарьева-на-Унже, сворачиваем с трассы и останавливаемся на окраине села Усть-Нея. Как следует из названия, именно в этих краях берёт своё начало река Нея, уходящая на север на 250 км. Названия здешних рек финно-угорского, в основном мерянского, происхождения. Например, основные притоки Неи — это Идол, Кондоба, Вохтома, Нельша. Усть-Нейский погост известен с XVI века, когда он являлся центром вотчины, пожалованной царём Михаилом Фёдоровичем князю Юрию Андреевичу Сицкому за участие в обороне Москвы во время её осады польским королевичем Владиславом.


Пройдя вглубь села по едва различаемой в наши дни главной дороге (настолько сильно всё поглотили заросли природы), мы останавливаемся возле здания церковно-приходской школы конца XIX века. Небольшой пятистенок рублен из брёвен и обшит тёсом. Из минимального декора можно выделить лишь треугольный фронтон, украшенный орнаментальным резным подзором.


Рядом со школой расположен, согласно каталогу памятников архитектуры Костромской обл., дом причта (конец XIX века). Рубленный из брёвен дом с мезонином состоит из переднего жилого пятистенка и больших сеней, объединённых под одной крышей. Примечателен мезонин с балконом, над которым двускатное покрытие...


... образует треугольный навес, опирающийся на четыре столбика. Навес с необычной нишей украшен резными подзорами.


Известно, что в 1630 г. усть-нейскую вотчину кн. Сицкий продал за 1500 руб. Макарьевскому монастырю, что реке Унже (индивидуальный пост о монастрые можно прочесть тут: «Макариево-Унженский монастырь»). В акте продажи записано: «Чтобы крестьяне той вотчины игумена слушали и пашни на монастырь их пахали и доходы им монастырские платили». Усть-нейской вотчиной монастырь владел до 1764 г., после чего монастырские земли отошли в казну. Село Усть-Нея, возрастом не менее четырёхсот лет, не стало исключением и с началом "новой эпохи" стремительными темпами, за какие-то 25-30 лет, практически полностью исчезло. Отставив в память о себе пустые коробки жилых домов и заброшенный древний храм.


Зайдём в один из немногих сохранившихся домов, расположенных вдоль главной сельской улицы.


Сразу видно, хозяин с любовью относился к своему жилищу. Дом не просто обшит тёсом, но и украшен самобытным декором в виде оконных наличников, лепестков на фасадах стен и т.д.


Работящим и рукастым, видимо, был последний владелец дома. Внутри оказалось несколько холодильников, десятки утюгов и прочей бытовой техники. Больше всего было настольных и настенных часов, часиков и будильников. Создалось ощущение, что по мере вымирания села хозяин этого "добра" собирал по деревне всё, что оставалось от ушедших соседей-сельчан. Впрочем, остаётся только гадать о назначении такой коллекции. Но за большое количество часовых механизмов мы прозвали этот дом «домом часовщика».


Из сеней проходим в саму избу. Она пуста. Лишь одинокие шкаф и стул меблируют основное помещение.


Из ценного, как память, нашлась рамка с фотографиями явно семейной четы, что проживала здесь. До глубины души пробирает такой «взгляд из прошлого». При чём из недалёкого прошлого. Ведь ещё недавно здесь была жизнь: гуляли свадьбы, росло новое поколение, жили своим миром. Пусть не на широкую ногу, но в свете нынешнего вымирания... Не раз бывало, когда стоишь посреди вымершей или полуживой деревни, а тебя окружают брошенные дома, когда взгляд натыкается на разбитые окна давно опустевшей школы, на распиленный на дрова фельдшерский пункт, на заколоченные двери продуктового магазина, когда слышишь как гуляет ветер по затихшим коридорам Дома культуры, да вдали виднеются остовы ферм и руины зернотоков, понимаешь, что вдохнуть жизнь в село в том объёме, что была ещё 30 лет назад, уже невозможно.


Время здесь остановилось навсегда. А правильнее сказать пошло вспять.


Закончив осмотр дома, сквозь "джунгли" пробираемся к восточной окраине села. На обрывистом мысу, господствующим над поймой реки Неи, некогда располагался целый храмовый комплекс: Введенская (1806 г.) и Воскресенская (1796 г.) церкви, колокольня и всё это было обнесено каменной оградой с железной решёткой. К нашему времени уцелела лишь церковь Воскресения, к западному входу трапезной которой мы и вышли.


Главы с крестами утрачены, некогда побелённые стены облезли и осыпаются. Церковь сооружена в сильно запоздалых для своего времени формах допетровского зодчества. Фасады получили декор, традиционный для XVII века с своеобразной трактовкой. Все окна обрамлены наличниками, тонкие колонки которых поддерживает своеобразные по форме навершения: окна первого света (нижний ряд) имеют вид сильно вытянутых двойных стрельчатых кокошников; во втором свете кокошники обладают более пологими очертаниями.


В 1616 г. в Усть-Нейской волости насчитывалось 12 деревень. Центром являлся погост Усть-Нейский: «А на погосте храм во имя Воскресения Христово древян клецки тёплый а в церкви образа и свечи и книги и колокола все строение мирских людей да на погосте ж двор попа Смирнова». По-видимому, это первое упоминание о церкви, следовательно, и о поселении возле устья Неи. На 1911 г. приходских селений насчитывалось 23, прихожан было 3200 муж. пола и 3500 жен. пола. Такое большое количество прихожан объясняет наличие сразу двух церквей.


Внешний осмотр заканчиваем на примыкающем с востока прямоугольном алтаре с полукруглой апсидой.


В храм попадаем через пристроенную с запада трапезную, своды которой покрывают частично сохранившиеся остатки живописи с эклектичными орнаментами. Все сюжеты забелены. Из трапезной в основной объём ведёт широкий арочный проём.


В бесстолпном пространстве храма практически весь интерьер утрачен.


На стенах фрагментарно уцелела масляная живопись нач. ХХ века.


Рядом с проёмом западную стену занимает композиция «Лепта вдовицы», в обрамлении которой использован пышный и разнообразный растительный и геометрический орнамент, характерный для неорусского стиля.


В алтарной части.


На боковых стенах в простенках уцелели изображения избранных святых в полный рост. Перед нами — «Алексий чел. Божий». Его лик столь прост, что создаётся впечатление, что прообразом послужил местный крестьянин.


«Св. арх. Михаилъ».


Смотреть здесь особо не на что, посему долго не задерживаемся и идём обратно.


По пути на выход обращаем внимание на полы, выстланные метлахской плиткой, богатого рисунка и расцветки.


Подлинная дверь из трапезной когда-то вела в притвор, где находился подъём на колокльню.


К северу от прохода сохранилась сцена «Иисус в доме Марии и Марфы».


А на подоконнике сохранилась жестяная табличка, закреплённая на деревянной палке, гласящая, что когда-то где-то ей обозначалась граница «Участка начальных классов». То ли огород был в советское время в селе, то ли ещё что-то. При съезде на Усть-Нею (с главной дороги) мы заприметили здание из силикатного кирпича. Возможно, то была сельская школа. А табличка жива ещё с годов так 1950-х.


Покидаем село, на окраине которого напоследок запечатлели давным-давно закрытый магазин «Продукты».


Несмотря на уныние, царящее в Усть-Неи, место оказалось весьма колоритным и оставило о себе приятные воспоминания.


Следующим пунктом (точкой маршрута) стало село Унжа, находящееся в 40 км от Усть-Неи. Дважды мы посещали старинное село Унжа — одно из самых примечательных самобытных сёл Костромского края.


В пасмурный день поздней осенью 2015-го года. Отчёт об этом посещении можно прочесть здесь: «Унжа – Старый город».


В ясный, безоблачный день ранней весною 2016-го. Это посещение можно увидеть здесь: «Грусть по берегам Унжи и Неи»


И только на третий раз мы обнаружили на северной окраине села спрятавшийся за еловой обсадкой больничный комплекс. Описывать богатейшее на события прошлое села Унжи (в прошлом — города) на этот раз не стану (в первом отчёте она раскрыта полностью). Посему сразу перейду к обрнаруженным нами памятникам деревянного зодчества. Земская унженская больница — типичный для своего времени комплекс больницы павильонного типа в формах поздней эклектики с элементами модерна. Больница была построена Костромским уездным земством в 1909 г. и состояла из целого ряда деревянных зданий. Её участок был окружён глубокой канавой со стоком в ручей Бахматка, благодаря чему территория всегда оставалсь сухой. С наружной стороны канавы была высажена двухрядная живая изгородь из хвойных пород и поставлена деревянная ограда с калиткой (не сохр.).


Комплекс включает в себя: дом врача с приёмным кабинетом, жилой корпус для медперсонала, главный лечебный корпус, лечебный корпус (возможно, инфекционное отделение), ещё один корпус с зубоврачебным кабинетом, а также конюшню, колодец с водокачкой, амбар, сарай, баню для больных и для персонала, и погреб. В северо-западном углу территории — маленькая часовня. Кроме этого до наших дней не сохранились ещё три корпуса. Перед нами — главный лечебный корпус — самое крупное сооружение больницы, хорошо сохранившее не только элементы убранства интерьера в духе модерна, но и отдельные предметы меблировки (к сожалению, в наш приезд корпус был закрыт).


В центральном ризалите располагается врачебный кабинет и процедурная, позади — палаты больных (по карйней мере, раньше было так). Выступ имеет полувальмовую кровлю, тимпаны фронтонов декорированы деревянными планками, имитирующими фахверк.


Здесь уцелела первоначальнгая двупольная входная дверь с филенками плавных форм, типичных для модерна, и остеклёнными фрамугами.


Небольшой электрический двигатель обеспечивал освещение зданий и их водоснабжение (водокачка). При хирургическом отделении имелся госпиталь, а при амбулатории — аптека. В конце 1970-х были разобраны корпуса госпиталя и родильного отделения. Все здания комплекса рублены из брёвен и обшиты по фасадам тёсом, а их цоколи сложены из кирпича.
На ниж. фото: лечебный корпус с зубоврачебным кабинетом, который располагался на правом фланге здания.


Весьма интересно выглядят крупные окна, заключённые в профилированные рамочные наличники с простыми фартуками и сандриками на фигурных кронштейнах.


С постройкой в селе нового здания больницы, здешние корпуса за ненадобностью стали стремительно разрушаться.


Зря только внутрь залезали.


Конюшня — самое крупное хозяйственное сооружение комплекса. Протяжённый объём разделён внутренним перерубом на две неравные части с широкими двупольными воротами в каждой (одни заколочены). В большей находились стойла для лошадей, в меньшей хранились экипажи.


Другие корпуса больничного комплекса настолько потонули в зелени, что сфотографировать их мождно будет исключительно поздней осенью. На сим осмотр ещё одних унженских достопримечательностей подошёл к концу и мы направились на выход.


Последним запечатлели часовню — миниатюрная постройка под четырёхскатной крышей, которую прежде венчала маленькая главка. Старые наличники не сохранились и заменены новыми обрамлениями простейшего типа.

Продолжение следует...

При создании поста использован материал следующих источников:
- каталог "Памятники архитектуры Костромской области". вып. VIII
- каталог Народной архитектуры "Соборы.ру"

?

Log in

No account? Create an account