vol_majya (vol_majya) wrote,
vol_majya
vol_majya

Украденная победа России

Оригинал взят у hullam_del_ray в Украденная победа России
Оригинал взят у hullam_del_ray в Украденная победа России


Сейчас весьма модны идеи реваншизма. Мол, в царской России все было прекрасно – не было голода, были высокая рождаемость и рост производства, и т.д. А если еще добавить, что у России в 1917 году кучка негодяев украла победу, то на этом можно заработать большие политические дивиденды.

Почему же никому не приходит в голову элементарная логика? В 1904–1905 годах русские генералы и офицеры с треском проиграли войну японцам, в 1914–1917 годах ежемесячно отступали и проиграли войну немцам, в 1918–1920 годах вчистую проиграли войну собственному народу, несмотря на тысячи пушек, танков и аэропланов Антанты. Наконец, оказавшись в эмиграции, десятки тысяч офицеров лезли по миру во все большие и малые драки – в Финляндии, Албании, Испании, Южной Америке, Китае и т.д. Да, тысячи из них проявили храбрость и были награждены. Но кому дали командовать не то что дивизией, а хотя бы полком? Или там тоже злодеи-большевики мешали?

А ведь в истории Западной Европы чуть ли не четверть знаменитых полководцев были эмигрантами. А в России около половины фельдмаршалов были эмигрантами, вспомним хотя бы Миниха, Барклая де Толли и др.

СНАРЯДОВ НЕТ, ХЛЕБА НЕТ, А НА ЗОЛОТО КУПИЛИ ХЛАМ

А каков был моральный дух солдат? Им просто не за что было воевать! Царь и тем более царица – этнические немцы. За 20 последних лет они суммарно провели не менее двух лет в Германии у родственников. Родной брат императрицы генерал Эрнст Гессенский – один из руководителей германского Генштаба.

Русские люди отзывчивы на чужую боль, и пропаганда помощи братьям славянам в первые недели войны имела успех. Но вот в октябре 1915 года Болгария объявила войну России, точнее, «клике Распутина».

Русские солдаты прекрасно понимали, что Вильгельм II и не собирался захватывать Рязань и Вологду, а судьба окраин типа Финляндии или Польши мало заботила рабочих и крестьян. Да что говорить о крестьянах, если сам царь и его министры не знали, что делать с Польшей и Галицией даже в случае успешного окончания войны.

На русские окопы германские аэропланы сбрасывали листовки с карикатурами – кайзер меряет сантиметром огромный 800-килограммовый снаряд, а Николай II в той же позе измеряет член Распутина. Вся армия знала о похождениях «старца». И если 42-сантиметровые мортиры немцы применяли только на самых важных участках фронта, то уж воронки от 21-сантиметровых видели почти все наши солдаты.

Раненые, вернувшиеся в строй, земгусары и медсестры рассказывали солдатам, как «на полную катушку» господа гуляли в ресторанах Москвы и Петрограда.

Во всех книгах руководителей ГАУ Маниковского и Барсукова, знаменитого оружейника Федорова признавалось, что по стоимости фугасные снаряды и шрапнель одного и того же калибра, выпускаемые частными и казенными заводами, различались в полтора или два раза.

Средняя величина прибыли частных промышленных предприятий в 1915 году по сравнению с 1913 годом выросла на 88%, а в 1916 году – на 197%, то есть почти в два раза.

Однако промышленное производство, включая оборонные заводы, в 1916 году начало падать. За первые 7 месяцев 1916 года перевозка грузов по железной дороге составила 48,1% от необходимой.

В 1915–1916 годы резко обострился вопрос с продовольствием. До 1914 года Россия была вторым после США экспортером зерна, а Германия – главным в мире импортером продовольствия. Но германский «Михель» до ноября 1918 года исправно кормил армию и страну, зачастую отдавая до 90% произведенной сельскохозяйственной продукции. А русский мужик не захотел. Уже в 1915 году из-за инфляции рубля и сужения потока товаров из города крестьяне начали прятать зерно «до лучших времен». Действительно, какой смысл отдавать зерно по строго фиксированным ценам за «деревянные» рубли (в годы Первой мировой войны рубль потерял свое золотое содержание), на которые практически нечего было купить? Между тем, если зерно умело хранить, то его хозяйственная ценность сохраняется в течение 6 лет, а технологическая – 10–20 и более лет, то есть в течение 6 лет большая часть высеянного зерна прорастет, а в пищу его можно употреблять и через 20 лет.

Наконец, зерно можно пустить на самогон или на корм скоту и птице. А с другой стороны, без хлеба не могут существовать ни армия, ни промышленность, ни население крупных городов. В результате того, как указывают отечественные историки, что «около миллиарда пудов хлебных запасов не могло быть переброшено в районы потребления», министр земледелия Риттих осенью 1916 года «решился даже на крайнюю меру: объявил принудительную разверстку хлеба». Однако к 1917 году удалось практически разверстать только 4 млн пудов. Для сравнения, большевики по продразверстке собирали в год 160–180 млн пудов.

Михаил Покровский в сборнике статей «Империалистическая война», вышедшем в 1934 году, приводил такие данные: «В зимний сезон Москве нужно ежедневно 475 тыс. пудов дров, 100 тыс. пудов каменного угля, 100 тыс. пудов нефтяных остатков и 15 тыс. пудов торфа. Между тем в январе до начала морозов привозилось в Москву ежедневно в среднем по 430 тыс. пудов дров, 60 тыс. пудов каменного угля и 75 тыс. пудов нефти, так что недовоз, в переводе на дрова, составлял ежедневно 220 тыс. пудов; с 17 января прибытие дров в Москву упало до 300–400 вагонов в день, то есть до половины нормы, установленной порайонным комитетом, а нефти и каменного угля почти совсем не поступало. Запасы топлива к зиме на фабриках и заводах в Москве были заготовлены примерно на 2-месячную потребность, но вследствие недовоза, начавшегося еще в ноябре, эти запасы свелись на нет. Вследствие недостатка топлива многие предприятия, даже работающие на оборону, уже остановились или скоро остановятся. Дома с центральным отоплением имеют топлива в размере всего 50%, а дровяные склады пусты… газовое освещение улиц совершенно прекратилось».

А вот что указано в многотомнике «История Гражданской войны в СССР», изданном в 1930-е годы: «Через два года после начала войны добыча угля в Донбассе с трудом держалась на довоенном уровне, несмотря на увеличение рабочих с 168 тыс. в 1913 году до 235 тыс. в 1916 году. До войны месячная добыча на одного рабочего в Донбассе составляла 12,2 тонны, в 1915/16 году – 11,3, а зимой 1916 года – 9,26 тонны».

С началом войны российские военные агенты (так тогда называли военных атташе), генералы и адмиралы кинулись по всему свету покупать оружие. Из закупленной техники около 70% артсистем были устаревшими и годились разве что для музеев, зато только Англии и Японии Россия за этот хлам уплатила 505,3 т золота, то есть около 646 млн руб. Всего же было вывезено золота на 1051 млн золотых рублей. После Февральской революции свою лепту в вывоз золота за рубеж внесло и Временное правительство: буквально накануне Октябрьской революции оно отправило партию золота в Швецию для закупки оружия на сумму 4,85 млн золотых рублей, то есть около 3,8 т металла.

СПОР О ПОБЕДИТЕЛЯХ

Могла ли в таком состоянии Россия выиграть войну? Давайте пофантазируем и уберем с политической сцены масонов, либералов и большевиков. Ну и что было бы с Россией в 1917–1918 годах? Вместо масонского переворота в 1917-м или в 1918 году возник бы страшный русский бунт (о чем мы еще поговорим позже).

Ах, это предположения автора! Так давайте посмотрим данные по вооружению России, Германии и Франции в конце 1917-го – начале 1918 года:

– пушек дивизионных у французов было 10 тыс., у немцев – 15 тыс., а у России – всего 7265 ед.;

– орудий корпусных большой и особой мощности соответственно – 7,5 тыс., 10 тыс. и 2560 ед.;

– танков – 4 тыс. у Франции, около 100 у Германии и ни одного у России;

– грузовых автомобилей – около 80 тыс. у французов, 55 тыс. – у немцев, 7 тыс. – у русских;

– боевых самолетов – 7 тыс. у Франции, 14 тыс. у Германии и всего тысяча – у России.

Немалое значение в позиционной войне 1914–1918 годов играла тяжелая артиллерия. Вот краткая справка по наличию русской тяжелой артиллерии на фронте к 15 июня 1917 года.

Дальнобойных пушек: 152-мм системы Кане – 31, 152-мм системы Шнейдера – 24, 120-мм системы Виккерса – 67. Тяжелых орудий навесного боя: 203-мм гаубиц системы Виккерса – 24, 280-мм мортир системы Шнейдера – 16, 305-мм гаубиц обр. 1915 года Обуховского завода – 12. Русская армия обладала двумя 254-мм железнодорожными установками, но они были неисправны, и после 1917 года орудия на обоих транспортерах заменили на 203-мм корабельные пушки.

А теперь сравним эти данные с вооружением французской артиллерии большой и особой мощности главного артиллерийского резерва: 10 полков 155-мм пушек С. главного артиллерийского резерва по три дивизиона из трех батарей и одного взвода автотранспорта (всего 360 орудий) и 5 полков 105-мм пушек главного артиллерийского резерва по три дивизиона из трех батарей и одного автомобильного взвода боеприпасов (180 орудий).

Тяжелая тракторная артиллерия находилась в периоде реорганизации (полки из 6 двухбатарейных дивизионов сводились в полки из 4 трехбатарейных дивизионов). Эта артиллерия включала: 10 полков пушечных (480 орудий), 10 полков гаубичных (480 орудий), а также 10 рот гусеничных тракторов. Каждый полк имел два взвода транспорта боеприпасов.

В состав тяжелой артиллерии большой мощности входили 8 полков различного состава:

– один рабочий полк и парк для постройки железной дороги нормальной колеи (C.V.N.) из 34 батарей;

– один полк 240-мм пушек (75 орудий);

– один полк мортир и гаубиц (88 орудий);

– один полк тяжелой железнодорожной артиллерии с орудиями кругового обстрела (42 орудия);

– четыре полка тяжелой железнодорожной артиллерии с орудиями, стреляющими с дуговых веток (506 орудий).

Итого в состав тяжелой артиллерии большой мощности входило 711 орудий.

Морская артиллерия (корабельные и береговые установки, занятые на сухопутном фронте. – А.Ш.) состояла из четырех дивизионов подвижных 16-см пушек по 4 двухорудийных батареи в каждом, двух отдельных батарей и одного дивизиона речных мониторов (1– 24-см и 2 – 19-см пушки). Всего 39 орудий.

К февралю 1917 года линия фронта шла от Риги по Северной Двине до Двинска (ныне Даугавпилс), далее в 80 км западнее Минска и далее до Каменца Подольского. Риторический вопрос: как могла русская армия при таком состоянии артиллерии, авиации и автотранспорта дойти до Берлина? Вспомним, что в 1944–1945 годах Красная армия, имея превосходство в два-три и более раз над немцами в личном составе, артиллерии, танках, авиации, имея тысячи установок залпового огня М-13, М-30 и т.д., потеряла несколько миллионов убитых, прежде чем дошла до Берлина.

УДАР В СПИНУ, НО НЕ ТЕМ

Любопытно, что в теорию «украденной победы» и «удара в спину армии» в 1920–1930-х годах верило подавляющее большинство населения Германии. Замечу, что у немцев как раз были основания для подобных теорий. Судите сами.

Летом 1918 года на Западный фронт прибывают американские части, и союзники переходят в наступление. В сентябре войска Антанты на западноевропейском театре имели 211 пехотных и 10 кавалерийских дивизий против 190 германских пехотных дивизий. К концу августа численность американских войск во Франции составляла около 1,5 млн человек, а к началу ноября превысила 2 млн человек.

Ценой огромных потерь союзным войскам за три месяца удалось продвинуться на фронте шириной примерно 275 км на глубину от 50 до 80 км. К 1 ноября 1918 года линия фронта начиналась на побережье Северного моря, в нескольких километрах западнее Антверпена, далее шла через Монс, Седан и далее до швейцарской границы, то есть война до последнего дня шла исключительно на бельгийской и французской территориях.

В ходе наступления союзников в июле–ноябре 1918 года немцы потеряли убитыми, ранеными и пленными 785,7 тыс. человек, французы – 531 тыс. человек, англичане – 414 тыс. человек, кроме того, американцы потеряли 148 тыс. человек. Таким образом, потери союзников превысили потери немцев в 1,4 раза. Так что для того, чтобы дойти до Берлина, союзники потеряли бы все свои сухопутные силы, включая американцев.

В 1915–1916 годах у немцев не было танков, но затем германское командование готовило большой танковый погром в конце 1918-го – начале 1919 года. В 1918 году германская промышленность изготовила 800 танков, однако большинство их не успело дойти до фронта. В войска начали поступать противотанковые ружья и крупнокалиберные пулеметы, которые легко пробивали броню британских и французских танков. Было начато массовое производство 37-мм противотанковых пушек.

В годы Первой мировой войны не погиб ни один германский дредноут (линкор новейшего типа). В ноябре 1918 года по числу дредноутов и линейных крейсеров Германия уступала Англии в 1,7 раза, но германские линкоры превосходили союзные по качеству артиллерии, системам управления огнем, непотопляемости кораблей и т.п. Все это хорошо продемонстрировано в знаменитом Ютландском бою 31 мая – 1 июня 1916 года. Напомню, что бой имел ничейный результат, но потери англичан существенно превосходили германские.

В 1917 году немцы построили 87 подводных лодок, а исключили из списков (из-за потерь, по техническим причинам, из-за навигационных аварий и т.п.) 72 подводные лодки. В 1918 году было построено 86 лодок, а исключено из списков 81. В строю находилась 141 лодка. На момент подписания капитуляции строилось 64 лодки.

Почему же германское командование попросило у союзников перемирие, а фактически согласилось на капитуляцию? Германию погубил удар в спину. Суть происшедшего одной фразой выразил Владимир Маяковский: «…и если б знал тогда Гогенцоллерн, что это и в их империю бомба». Да, действительно, германское правительство передало революционным партиям России, включая большевиков, довольно крупные суммы. Однако Октябрьская революция привела к постепенной деморализации германской армии.http://nvo.ng.ru/history/2016-03-25/1_victory.html
Tags: история России, статистика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments