vol_majya (vol_majya) wrote,
vol_majya
vol_majya

МАЛЫЕ КОРЕЛЫ — ГЛАВНЫЙ МУЗЕЙ ДЕРЕВЯННОГО ЗОДЧЕСТВА РОССИИ

О Малых Корелах в России знают даже те, кто слабо представляет себе месторасположение Русского Севера. Это и правда главная местная достопримечательность. Не был в Корелах — не был в Архангельске!

Территории, входящие в состав нынешней Архангельской и Вологодской областей всегда были центром традиций деревянного зодчества в России. Но реалии таковы, что все больше и больше деревень в местных демучих лесах лишаются последних жителей, а деревянные памятники ветшают, дряхлеют и остаются без присмотра. Наиболее интересные из них, кому до сих пор посчастливилось не сгореть и не сгнить, разбираются и перевозятся в Малые Корелы.
Конечно, посредством такой перевозки храмы и избы «отрываются от корней» и становятся унылыми музейными экспонатами. Ведь львиная часть их красоты и обаяния — это не постройка сама по себе, а ее окружение, то, как она вписана в ландшафт. Перевези те же храмы Красной Ляги или Пиялы в музей и они лишатся всей своей необыкновенной прелести.

Но перед большинством корельских экспонатов выбор стоял простой: либо полное разрушение, либо музей. Так что и на том спасибо.

МУЗЕЙ МАЛЫЕ КОРЕЛЫ

Вся экспозиция музея разделена на три части: Каргопольско-Онежскую, Двинскую, Пинежскую и Мезенскую. Эти районы Русского Севера отличались традициями и укладом жизни, соответственно и архитектура в них была разная.


Начнем с Каргопольско-Онежского сектора, как самого знакомого нам по нынешней и прошлой поездкам. Погода еще с Онеги катилась по наклонной и к Корелам превратилась в настоящую северную осень с ледяным дождем и задевающими за землю тучами. Но что делать, на Корелы у нас был выделен один единственный день.

КАРГОПОЛЬСКО-ОНЕЖСКИЙ СЕКТОР

На входе нас встречает традиционная русская изгородь из косых веток, а за ней сотрудник музея косит газонокосилкой не что иное, как лён — одну из основных северных сельскохозяйственных культур.



На бровке холма стоит массивная башня с нелепо нашлепнутым прямо на шатер куполом. Это одна из самых древних сохранившихся в России деревянных колоколен, XVI века постройки. «Предками» таких архаичных колоколен были сторожевые деревянных башни острогов и крепостей.

Колокольня эта была перевезена из деревни с замечательным названием Кулига-Дракованово: того и гляди из-за древних бревен выглянет голова Змея Горыныча.

Идем дальше. В рощице спряталась традиционная северная часовенка с галереей. В немузейном состоянии такие часовни обычно стоят уже безо всяких галерей и колоколенок и похожи на простой сруб в чистом поле. Их по всему Русскому Северу до сих пор сохраняется множество.

Рядом с часовней на полянке стоит изба простого каргопольского крестьянина Полуянова из деревни Гарь. Каргопольская Сушь во все времена было самой бедной частью Русского Севера, крестьяне здесь еле сводили концы с концами.

Жилой здесь только передний сруб на одну комнату, а вся задняя часть дома — крытый хозяйственный двор. Для сохранения тепла скотные и хозяйственные дворы на севере пристраивают прямо к жилой избе так, чтобы переход между ними оказался под крышей. Чем суровее климат, тем больше двор: там живет скот, хранится сено, делаются все хозяйственные работы.

Труба из крыши избы торчит деревянная, потому что это и не труба вовсе, а своеобразная вентиляция. Изба эта курная, то есть топилась по-черному, без дымохода.

Чтобы дым не гулял по всей избе, на уровне человеческого роста делали специальные полки. На фото хорошо видно, что выше них стены закопченые, а ниже -чистые.

Полуянов был довольно беден, так что и утварь у него немудреная.

Центр каргопольско-онежской экспозиции — кубоватая церковь Возесения Господня 1669 года из приморского села Кушерека. Когда-то Кушерека жила добычей семги, наваги, сига, на начало XX века в ней насчитывалось почти 2000 жителей. К 2010 году их осталось 7.

На крыльце церкви стоит одна из сотрудниц-хранительниц музея. Эти хранительницы не просто сидят в каждой избе и храме, но и с удовольствием рассказывают об истории музея и «подшефного» экспоната. Очень здорово!

Рядом с храмом — массивный дом Пухова из деревни Большой Халуй, что в Ошевенске. Это дом зажиточного крестьянина, состоящий из двух срубов.

Но и это еще не все: за домом прячется не менее впечатляющий двор. Хозяйство у Пухова было большое, скотины много, так что и двор нужен был соответствующий.

Пухов был старовером, как и множество его односельчан, бежавших на север после раскола. В доме есть отдельная комната-молельня.

ДВИНСКОЙ СЕКТОР

Переходим по мостику через овраг из Каргопольской части в Двинскую. Здесь стоят постройки, привезенные из сел Северной Двины и Вологодчины.

В центре — Георгиевский храм 1672 года из Сольвычегодского уезда. В основе храма — все тот же архаичный восьмигранный сруб, но опоясывающая его легкая галерея меняет всю картину. Вообще, очень многие шатровые церкви раньше были с такими галереями-гульбищами, но почти все их сняли во время последних реставраций XIX веков, когда мода на каменные храмы заставляла селян обшивать свои церкви тесом и белить их.

Очень красивый храм.

За церковью начинается двинская деревня. Архитектура здесь совершенно другая: избы становятся двухэтажными «шестистенками», летние светелки залезают под крышу и обзаводятся кокетливыми балкончиками, а ведущие сразу на второй этаж крыльца стоят на массивных «ногах». Дома-дворы при этом становятся все больше и больше.

Слева, в дальней половине — летняя изба, справа, с маленькими окошками — зимняя. Зимой даже обладатели таких больших домов всей семьей жили в одной комнате.

Очень интересная постройка в Двинской части — дом крестьянина-торговца Тропина. Это огромная двухэтажная домина, где Тропин помещался со своей семьей и хозяйством, а на первом этаже держал трактир. Дом отапливался калориферной системой из русской печи и печей-голландок.

Просто огромный домище — ширик все уменьшает, а на самом деле он размером с пол-пятиэтажки.

Рядом стоит домишко не в пример меньше — дом-двор Шестакова из деревни Цивозеро. Он интересен наличником древней формы над окошком. Называется «очелье».

Переходим по лесной тропинке в Пинежский сектор. Здесь стоят постройки из деревень на реке Пинега.

ПИНЕЖСКИЙ СЕКТОР

Встречает нас шеренга зерновых амбаров. Амбары на Руси строили в отдалении от домов и всей деревни, чтобы в случае пожара не сгорело самое главное богатство — посевное зерно.

На ножки амбары ставили для предохранения зерна от сырости и всяких мышей. Мне кажется, что отсюда и пошла «избушка на курьих ножках».

Избы Пинежского сектора все закрыты и как-то позаброшены. Идем мимо амбаров и покосных избушек: если крестьянские покосы были далеки от деревни, то там строили отдельное жилье и переезжали туда на все время покоса.

На Севере все деревянное, даже колодезное ведро:

МЕЗЕНСКИЙ СЕКТОР

На самом обрыве оврага, как на морском берегу, стоят огромные дома-корабли Мезенской части. Это самые большие и зажиточные хозяйства Русского Севера. Когда-то жившие в них поморы занимались рыбной ловлей, добычей морского зверя и были самыми богатыми северянами.

Как видно на фото ниже, мезенские дворы были даже больше и так немаленьких домов. Объяснялось это суровым климатом и тем, что зимой в этих дворах строили поморские лодки — карбасы.

Карбас — это не какая-нибудь там лодочка, а полноценное парусное судно, на которых поморы уходили далеко в море.

Свои дома зажиточные мезенцы по возможности украшали: такую же роспись на скатах мы уже видели на до сих пор жилых домах в деревне Марковское.

Опять начинает поливать дождище — идем обратно.

У выхода из музея — «коллекция» ветряных мельниц. Их уже совсем не осталось в «живой природе» и выглядят они поэтому как-то бутафорски.

У нас запланирован еще один пункт на сегодня — самый древний из оставшихся шатровых храмов в России.

НИКОЛЬСКИЙ ХРАМ В СЕЛЕ ЛЯВЛЯ

Село Лявля на одноименной речке находится всего в паре минут езды от Малых Корел. Здесь на высоком Лявленском холме как обычно живописно стоит деревянный шатровый храм, построенный еще в 1581 году.

Он той самой архаичной «башенной» формы, которая лежит в основе всех шатровых церквей. Просто башня-восьмерик, увенчанная шатром — «восьмерик от пошвы».

В середине XIX века храм пришел в аварийное состояние, так что в нем даже перестали проводить службы. Но тут помог удивительный случай: жене архангельского военного губернатора маркиза де Траверсе было явлено видение, что ее больной сын выздоровеет, если губернатор восстановит лявленский храм.

Губернатор храм восстановил, но работы была сделана, что уж там говорить, довольно халтурно. Сгнившие нижние венцы вместе с опоясывавшей храм галереей просто выкинули, и храм потерял чуть ли не треть своей первоначальной 40-метровой высоты. Поэтому он сейчас и выглядит таким непропорционально грузным. А был, надо понимать, очень похож на пронзительно прекрасный храм в Пияле.

Сейчас церковь закрыта для посетителей, но нам повезло: как раз пришел какой-то смотритель и впустил нас: внутри абсолютно пусто (ничего из убранства храма не сохранилось), только стоит оригинальная главка XVI века, снятая во время реставрации.

Видно, что для облегчения конструкции главка рублена через одно бревно. Так же рублен и шатер.

Место на Лявоенском холме волшебное — когда-то здесь, на высоком берегу Северной Двины был большой монастырь.

А теперь только дымят на том берегу трубы Новодвинска и мужики ставят на реке сети на сёмгу.

На этом наше нынешнее путешествие по Северу прошу считать оконченным, назавтра нас ждала удивившая непонятно откуда взявшимся качеством трасса М8 до Москвы.

http://globetrekker.ru/malye-korely-lyavlya/

Tags: Россия, деревянное зодчество, история России
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments