vol_majya (vol_majya) wrote,
vol_majya
vol_majya

Category:

Тверское гетто четыре года спустя

Оригинал взят у macos в Тверское гетто четыре года спустя






Четыре года назад вышел мой репортаж о тверском гетто. Его прочитали десятки тысяч человек, перепечатали крупнейшие СМИ, "Российская газета” выпустила большой материал. Информация о бедственном положении района  разлетелась по миру, и наверняка попала в сводки и мониторинги властей всех мастей.

Почти все дома в районе давно признаны аварийными, люди ещё тогда ждали расселения. Сейчас я снова оказался в Твери и отправился в Морозовский городок.

Что изменилось, как складываются судьбы людей?



1 Самое красивое здание в округе, его в народе называют Париж. Почему так, я рассказывал ещё в первом репортаже. Недавно дома отмечали своё столетие. Они были построены промышленниками Морозовыми в качестве жилья для сотрудников своих фабрик. В большинстве домов были общежития, которыми они и остались в советское (и уже постсоветское) время. В “париже” сделали перепланировку в семидесятые, теперь там отдельные квартиры.


2 Красивая архитектура, высокие потолки. Ну и всё на этом, в остальном - здания представляют собой грустное зрелище. Визуальное изменение с 2011 года — стало больше пластиковых окон.


3 Первым делом я заглянул в гости к Лидии Васильевне, нашей с varlamovru знакомой бабушке, про непростую ситуацию которой мы в своё время оба писали. Пенсионерка живёт на верхнем этаже, под самой крышей, которая протекает. А у неё астма. Власти обещали ей поменять окна и сделать ремонт (хотя бы крыши дома). Она устала ждать, сама скопила денег и поставила стеклопакеты. На большее уже не хватило.


4 Я очень обрадовался, что Лидия Васильевна жива-здорова. Как у неё дела? Стареет, ноги почти не ходят, сейчас она самостоятельно не может дойти до магазина, но старается выходить на улицу посидеть на лавочке. Подниматься на свой пятый этаж, по лестнице, тоже очень непросто. В остальном, всё без изменений.


5 В квартире по-прежнему сыро, нужно делать ремонт. Здесь пенсии уже не хватит, и даже скопить не получится.


6 Есть строители среди моих читателей? Сколько стоит такой ремонт? Крышу, вроде, у дома в итоге подлатали, но в самой квартире ничего не сделали. Мы не можем помочь всем, но можем сделать это для отдельно взятой тверской бабушки. И мир, он не без добрых людей — после прошлой публикации, с ней связывались люди и предлагали помощь. Как оказалось, не ту.


7 Тогда я написал, что больше всего на свете Лидия Васильевна хочет поехать в Польшу, где похоронен её отец, погибший в плену в немецком концлагере. Она до сих пор помнит папу, как тот уходил на войну. Всего через несколько месяцев, в окружении под Смоленском, тот попал в плен. Сегодня его судьба известна, как и место, где он похоронен.

Лидия Васильевна хотела увидеть могилу папы, и один из людей, прочитавших репортаж, решил ей помочь и проспонсировать поездку. Они сделали загранпаспорт, но потом почему-то история застопорилась. А недавно, мне писал ещё один человек, который готов помочь старушке поехать в Польшу.



Она смотрит на свой новый, без единого штампа, загранпаспорт, и плачет. Боится, что не хватит сил и здоровья поехать туда: это либо дня три на машине, либо до Варшавы на самолёте, а там пять часов. Но сможет ли 80-летний человек пережить первый в жизни полёт? Ремонт ей куда нужнее. Давайте подумаем, как это можно сделать, весь нас здесь много.

8 Как живёт остальная Пролетарка? Да так же, как и жила, в дерьме.


9 Дома по-прежнему обитаемы.


10 Хотя, глядя на пустующие глазницы окон, и не верится.


11 Как-то особенно по-издевательски выглядит надпись на этом тракторе.


12 Потому что не убирались в этом районе давненько. В лучших традициях Бангладеша, Пролетарка живёт в помойке.


13


14 Чем занимаются местные жители? Сидят на кортАх, курят, сосут дешёвое пиво. Вот и весь досуг.


15 Не удивительно, что дети им подражают. Это ад. В руках мальчишек пока не алкоголь, но энергетик - только начало. Вот эти все “тусовки на районе”, удобные тренировочные штаны с полосками. Кто бы мог подумать, что гопники могут быть для кого-то авторитетом. Могут, если они их родители.


16 Жители Пролетарки маргинальны, как и в любом гетто мира. Грустно, что у их детей часто нет никакого выбора. Потому что единственный способ выбраться в люди — вырваться из этого района, переехать жить в другой. Не каждому под силу.


17 Но дети есть дети. Они дружелюбны, даже если им приходится использовать помойку в качестве игровой площадки. Очень хочется, чтобы хотя бы следующее поколение не пошло по стопам родителей. Хотя бы ради этого стоит расселить этот район.


18 Условия жизни здесь — ниже человеческого достоинства.


19 Но живут. Привыкли. Давно не рассчитывают ни на кого.


20 Потолки подпирают досками, иначе обвалятся. Про Пролетарку снова забыли. После этой публикации обязательно вспомнят, обсудят на заседании правительства, что с ними делать, да опять забудут.


21 А что сделаешь? Здесь я даже понимаю тверские власти. Построить современные дома и переселить всех по закону? Так здесь в каждой комнате по 20 человек прописано. И новый район они наверняка умудрятся изгадить так же, как нынешний. Ведь кто пишет на стенах в подъезде, бьёт стёкла, гадит мимо унитаза и ворует конфорки на общественной кухне?


22 Пока же видно, что жизнь в Пролетарке будет продолжаться. За преемственность поколений можно быть спокойным.


23 А вот как мог бы выглядеть район. Одно из зданий занимает религиозная средняя школа. Они отгородились забором и отремонтировали помещения. Среди учеников есть и местные, но не так много. “Пролетарцам” не до религии.


24 Даже в Твери есть ещё пара подобных районов, построенных до революции для работников мануфактур. А уж по всей России таких гетто множество. И мне не очень жалко тех, кто довел своё место жительства до такого состояния. В отличие от пожилых людей, вроде Лидии Васильевны. Они — заложники обстоятельств. И что с этим можно сделать?






Tags: Россия, дома-призраки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments