vol_majya (vol_majya) wrote,
vol_majya
vol_majya

Categories:

Славная Словинка или место обретения иконы

Оригинал взят у deni_spiri в Славная Словинка или место обретения иконы


10 мая сего года мы оказались в настоящей русской глубинке, в селе Словинка Костромской области, в очередной раз прикоснувшись к истории. Только на этот раз, сами того не подозревая, попали в самую её глубь. Одна из почитаемых Русской Православной Церковью «чудотворных» икон Божией Матери носит собственное имя — «Словенская». Так вот, волею судьбы, мы оказались на месте явления и обретения этой иконы, где впоследствии возник и просуществовал более трёх столетий Ново-Словинский монастырь, слобода которого и легла в основу села Словинки. Вот так вот, по сути, случайно одна из намеченных точек маршрута оказалась местом по истине историческим, да к тому же весьма достопримечательным.
Постскриптум. Осторожно! Пост изобилует не только моими измышлениями, но и большим краеведческим материалом.



Шёл второй день нашего Заволжско-Макарьевского путешествия, обзорный отчёт о котором можно прочесть тут. К полудню в тот день мы уже успели побродить с утра по спящему г. Макарьеву, посетить древнейшее село Унжу и осмотреть ряд церквей в исчезнувших деревнях, на живописнейшем берегу реки Неи. Но об этом чуть позже, а пока продолжаем поездку. Спасибо Катерине, проявившей желание и настойчивость непременно побывать в тридевятом королевстве, которым стало удивительное, с богатой историей село, под названием Словинка. Вот она — взаправдашняя русская глубинка: где 10 км быстрее преодолеешь на своих двух, чем на железном коне, несмотря на то, что едешь по дороге, а не через непроходимые леса; где за 10 км встретишь одну-две жилых, но с десяток вымерших деревень. В итоге, от Покровского-на-Нее до Словинки, которая всего-то в 74 км от первого, мы добирались без малого три часа. Однако самое интересное ждало впереди. К нужным нам деревням навигатор просто-напросто отказывался прокладывать маршрут. Что было неудивительно. Удивительно одно — мы добрались "живыми". Забегая вперёд, скажу, что последующие 60 км пути от Словинки до Пеньков мы ехали почти что пять часов. Апогеем костромских дорог, так сказать, лидером их бездорожья стал крупный жилой посёлок Палкино. Каждый км той дороги внушал опасения, что именно он станет последним или для нашей подвески, колёс или для нашей нервной системы. Вот он — адреналин — неотъемлемая часть путешествий вне туристической России.


Ну, а мы тем временем прибыли в Словинку. Погодка стояла славная. Даже удивительно, ибо костромской край взял традицию встречать нас пасмурным небом. Будь-то дождь, попросту не доехали бы. По началу мы свернули, как думали, к храму, но оказались в современной части села, отделённой руслом реки Шачи от старой. Решили объехать, но и там пришлось преодолевать довольно-таки глубокий овраг, перебравшись через обмелевшую, заболоченную речку. Зато направление выбрали верное и сразу по подъёму перед нами предстал величественный храм села Словинки. Могу заверить, на фото не передать мощь внушительных размеров и, не побоюсь эпитета, царственность (по крайней мере, для села уж точно) этого храма. Одним словом, на возвышенности, открытый взорам стоит грандиозный, монументальный храм. Забавного розового покраса.


В древности здесь существовал погост «Собор Пр. Богородицы на пустоши на Большом лесу», в церкви которого была чтима Смоленская икона. Был он заброшен, зарос лесом, а церковь стояла без пенья. Но в 1628 г. произошло «чудо» — здесь явилась миру, в лице крестьянина Тита, зверолова Иакинфа и попа Евдокима, икона Божией Матери. Предание гласит о том, что явившись в видении тяжело болящему, расслабленному (парализованному) Титу Гавриилову, жителю д. Шерстнево Галичского уезда, Пресвятая Богородица повелела ему идти к речке Словинке, протекавшей в Кусской волости, и в обветшавшей, заброшенной церкви найти Её святую икону. Придя в себя, совершенно исцелившийся Тит вместе с местным священником Евдокимом отправился в путь. В одной из деревень, встретившихся им на пути, жил некий зверолов по имени Иакинф. Он-то и привёл странников к древней церкви, которая уже более шести десятилетий стояла в запустении. За престолом ветхого храма стоял образ Божией Матери, излучавший ослепительный свет. Чудесное обретение иконы Тит почёл знамением и остался на месте явления, где срубил часовенку. От образа Пр.Богородицы с той поры стали проистекать многочисленные чудеса.


Молва о сохранившейся иконе разлетелась по округе. В скором времени здесь возникла пустынь, названная «Новой Словинской пустынью, на речке Словинке» или «Новая Смоленская (Словенская) пустынь на речке Славинка». По некоторым данным своё название Словинка приобрела от слова "Славенки", что по толковому словарю Даля значит "то, о чём идет добрая слава". Отсюда и Словинка-Словенка. Окрестные вотчинники, имевшие земли вблизи, стали делать вклады в монастырь. В 1629 г. боярин М.М. Салтыков, сосланный в свою Коткишевскую вотчину, приговорён был построить в Ново-Словинской пустыни деревянную церковь и богато украсить её. «Двери царские и столбы на красках. Три колокола медные весом в пуд с четью, да на монастыре 9 келий, да 15 старцев. А ограда ещё не устроена» — из описания того времени. В 1634 г. сам патриарх Филарет, отец царя Михаила Фёдоровича, пожаловал монастырю «пустоши Костарова и Нечаево на Диком лесу... покосы под г. Кадуем... мельницу с толчеей, на реке Шаче, и людей три двора...». Так же вклады делали Годуновы и Одоевские, вотчины которых были расположены недалеко от монастыря.


Вблизи монастыря отстроилась Подмонастырская слобода, где на 1646 г. стояло 15 бобыльских дворов, дворы монастырского повара и плотника. Уединение обители привлекали в неё и высокопоставленное духовенство. В 1659 г. настоятель Макарьевского-на-Унже монастыря Панфутий «пали остави игуменство в монастыре, отъеде в Словинскую пустынь…там и представился». В архиве Древних актов хранится описание Ново-Словинской пустыни от 1761 г.: « Деревянные церкви здесь были одноглавые, и кровли крыты лемехом. Рядом стояли кельи настоятеля, монахов, хлебные амбары, сушило для хранения сена, погреб. Монастырь был огорожен деревянной стеной с башенками по углам. В ограде устроено 16 торговых лавок для приезжих купцов». Но постепенно былая слава оставила Словинскую пустынь и с 1724 г. она подчинилась Ипатьевскому монастырю в Костроме, который довёл её до состояния отдалённого филиала, куда направлялись старые и больные монахи. Так больше ничем не прославившись, она пришла в упадок. А в 1764 г. по церковной реформе Екатерины II монастырь упразднили, жители Подмонастырской слободы стали называться государственными крестьянами, а слобода — селом Словинкой.


И пока, я рассказываю Катерине истории, обходим могучую церковь со всех сторон.


Зайти внутрь храма, к сожалению, не представилось возможным. Двери оные нынче открываются изредка, лишь в крупные церковные праздники. Но "вместо фресок" я поведаю самую близкую к первоначальному источнику, колоритную историю обретения здешней иконы. Обычно, подобным я не увлекаюсь, но в данном случае, когда мы оказались на месте явления-обретения иконы и становления монастыря, так сказать, лично прикоснулись к прошлому, не могу не поведать старинное предание, к тому же писанное забавным стилем. Размером этот сказ внушительный, поэтому для не желающих погружаться в пучину истории, нижеследующее можно пропустить. Тем более, суть легенды в более кратком слоге я изложил выше.


«Сказание о явлении чудотворного образа Владычицы нашея и Приснодевы Марии честнаго и славного Ея образа нарицаемыя  Смоленския».
В 1628 г. 15 мая (28 нового стиля), при царствовании Христолюбивого Царя Михаила Фёодоровича случилось явление чудотворного образа пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, называемом Смоленская в Костромском уезде, в пригородке Кадые, в Кусской веси. Явился чудотворный образ некоему человеку именем Тит, сыну Гавриилову деревни Шерстнева Доровской и Шаритской волости Галичского уезда. Муж Тит был одержим немощью. Ослабло всё тело его, так что не мог ни рукой ничего взять, ни ногами ходить. От этой великой болезни он был в разслаблении два лета и шесть месяцев. По прошествии (этого времени) внезапно муж Тит начал громко молиться, говоря: "О Пресвятая Госпоже Дево! Помоги мне рабу твоему". Жена и дети его удивились, что он так громогласно возопил... И оставивши свои домашние дела, подошли к кровати, на которой лежал разслабленный, и спрашивали его, что случилось? Он же, увидев жену и своих детей, стоящих перед одром, встал совершенно здоровым, и повелел своей жене и чадам позвать своего духовного отца, священника по имени Евдоким Григорьев, которому и поведал следующее: «Когда я лежал на своей постели, от великой скорби о болезни моей уснул, и вдруг увидел светолепную Жену, в блистающем одеянии, держащую на своих руках Младенца. И говорит Она мне: "Тит, встань со одра своего, иди, и позови отца своего духовного, и пойди с ним в Костромской уезд, в Кусскую волость, и спрашивая, узнай о дороге, по которой ездят из Москвы ко граду Унже, и идя той дорогой, найдёшь речку Якушку, и сойдя с этой дороги пойди по реке вниз, и найдёшь другую речку Словинку. И от места слияния тех речек, пойди на запад, на гору. И увидишь шатровую разваленную церковь, в которой растет берёза, и войдя в церковь, найдешь под берёзой стоящий за престолом образ Мой Одигитрии Пресвятой Богородицы». Его духовный отец Евдоким, слышав от него такое повествование, начал, радуясь плакать, веруя всему слышанному от Тита. Выйдя на унженскую дорогу, и немного пройдя по ней, нашли речку Якушку, и пребывая в поисках, не нашли указанное место. Пришедшей ночи, сотворив молитву, священник Евдоким и Тит легли спать. Во сне явилась Титу Пресвятая Богородица, как и в первый раз, указуя перстом место и церковь. Утром, пробудившись от сна, Тит всё рассказал отцу своему духовному Евдокиму... Священник Евдоким всё слышав, ещё сильнее возгорелся духом, и сотворив на том месте молитву, возобновили поиски. Но и на второй день не нашли ни церкви, ни иконы. Уставши от поисков, пришли в деревню, называемую Доронино, остановились на ночлег у богобоязненного мужа Иакинфа и рассказали ему подробно о всём, случившимся с ними. Иакинф же, слышав всё повествование, сказал им, что знает и место, и церковь. Был же муж тот ловец птиц и зверей. Восстав утром, пошли вместе с Иакинфом, который указал им место и церковь... Поклонившись, вошли в церковь и увидели Пречистый образ, стоящий за престолом и перед ним горящую свечу и написанный канон Одигитрии Пресвятой Богородице. Церковь от образа была освещена как от солнца, и краски на иконе не потускнели, как вчера была написана, хоть церковь около 60 лет была в запустении... Тит не возвращаясь домой, начал строить часовню. С тех пор слава об иконе Божией Матери пошла повсюду, и многие приходили от многих градов и весей и получали исцеления, каким кто недугом был одержим. Тит же постригся в монашеский чин, и многие люди приходили к нему и постригались. И возвещено было о явлении Великому Государю, Царю и Великому Князю Михаилу Феодоровичу всея России самодержцу и отцу его Филарету Святейшему Патриарху Московскому и всея России. Они же, узнав о явлении и чудесах и получив свидетельства, дали книги и ризы на устроение Святых Божиих Церквей. Весть прошла о явлении чудотворного образа и различных чудесах, от него происходящих во многих городах и весях. И приходили многие одержимые различными недугами, и молитвами перед образом Одигитрии Пресвятой Богородицы получали исцеления. Слепым прозрение; хромым хождение, расслабленным исправление...».


Собственно, вот и само изображение Словенской иконы Божией Матери. Словенскую икону, согласно её  «Житию», относят к типу Смоленской иконы Божией Матери "Одигитрии". Конечно, факт нахождения новой иконы в заброшенной церкви, горевшей свечи и уже написанной молитвы к этой иконе, не иначе как «чудом» не назовёшь. Само собою, явление Смоленской (Словенской) иконы есть результат спланированных действий, поскольку крестьянин Тит и священник Евдоким хоть и пошли искать икону в костромские леса, но шли они в заранее определённое место, где перед их приходом была размещена сама икона, зажжена свеча и положен лист бумаги с молитвой. Разумеется, тут же о «чуде обретения» доложили местному епископу, тот уведомил Патриарха, а тот уже — царя Михаила Федоровича. Вот и денюжки пошли, и монастырь выстроился. Ну, а про чудеса исцелений отроду слепых и отроду расслабленных и говорить нечего. Но таковы времена, таковы способы "христианизации-богатизации". Сейчас, судя по происходящему, возвращается нечто подобное. Вместо медицины и лечения, ставят свечки (не ректальные, а в церкви), да и сама Церковь уже в Здравоохранении. А вот согласно данным Росстата (2005-2013 гг.) на селе стало в 4 раза меньше медицинских учреждений (с 8249 до 2085). Число участковых больниц сократилось в 21 раз! В три раза уменьшилось количество местных амбулаторий (с 7404 до 2561).


Но, не будем о грустном. Давайте же продолжим разглядывать исполненный величия храм. Крыльцо тут, правда, немного не вписывается в общий вид. Но, если не придавать этому значения, то для села даже сейчас храм выглядит весьма торжественно. Немного слов о его возрасте. Согласно разным источникам, то ли на месте старого каменного храма был выстроен новый, то ли из старого также двухэтажного храма перестроили в нынешний. Тем не менее Одигитриевская церковь, она же Иконы Божией Матери Словенская церковь, основана не позже 1-й трети XVII века, а в камне выстроена в 1806 г. (старый храм). Существующий же ныне храм с декором в русско-византийском стиле окончен строительством в 1892 году. Каменный храм возводили в течении 22-25 лет. Только непонятно какой: 1806 или 1892 гг.? Но, не суть. Такой долгострой весьма типичен для сельской местности.


Душевный, прекрасно сделанный Катериной ракурс. Здесь наиболее ярко впрослеживается великолепный образ храма. А поваленная оградка и открытое пространство вокруг добавляют гордое уединение и некое величие.


Тоже небезынтересный ракурс.


Кстати говоря, что же за простенькая колокольня приютилась в непосредственной близи видной церкви?
А енто есть колокольня от предыдущего старого храма, 1806 года постройки.


Была ещё одна церковь в Словинке — Богородицкая — деревянная зимняя, построенная не позднее XVIII века. Однако в 1930-х  она сгорела. С приходом новой власти все ближайшие церкви позакрывали, а здешнюю не тронули. В советское время службы проводились, хоть и редко, но исправно. А в 5 верстах от Словинки стоят руины церкви Георгиевской села Георгиевского. Тамошняя особо почитаемая икона св. Георгия при каждом почти богомолении поднималась по всем деревням Словенского прихода, а в 9-е воскреceнье по Пасхе уносилась до города Кадыя (а до него без малого 35 км). Раньше Георгиевское тоже было большим селом: работали школа, клуб, ферма и т.д. Но теперь там осталось всего 3 жилых дома. В 6 верстах по другую сторону стоят руины Воскресенской церкви погоста Низкуси. Но наиболее примечательна была Николо-Надеевская пустынь, что в 7 верстах. Впервые тот монастырь упоминался в 1532 г., когда его разорили казанские татары. Интересно (чуть-чуть), что с 1825 по 1840 гг. в Надеевской пустыни подвизался преподобный Тимон, чьим духовным наставником был сам Серафим Саровский. Правда, к началу XX столетия внутреннее и внешнее благосостояние обители пришло в упадок.


От Словинки до посёлка Палкино менее 30 км. Когда-то через село Палкино проходили торговые пути из Новгорода, и с севера через Галич и Чухлому в Вятку и Казань. Словинка также находалась на торговом тракте, из Галича в Юрьевец, и было селом торговым. В 1871 г. здесь имелось 17 дворов. В том же году была открыта школа, в одном из домов бывшего помещика Травина, а специальное здание под земскую школу построили в 1892-м. Попечителем словинской школы являлась дворянка  В.П. Коротыгина, проживавшая в Костроме. Позднее выстроена и церковно-приходская школа, на первом этаже которой пекли просфиры, а на втором занимались. Во время войны школа работала в две смены, т.к. в селе находился Детский дом с эвакуированными из Ленинграда детьми. В 1970 г. была построена современная школа в Герасимцево (новая часть Словинки). Ну, а вот так выглядят некоторые дома нынешней Словинки.




"Приветвливо" развалившиеся сени заманили нас внутрь этого дома.


Здесь, как обычно, всё типично. Перегородки, самодельные двери, стандартный голубой окрас и обои на стенах.


Ну, и конечно же куда без большущей русской печи!?


Послевоенные годы для села были тяжёлыми. Надо было поднимать всю страну, восстанавливать города, строить заводы. Многие кормильцы не вернулись с войны домой. Но в 1970-х началась сельская эпоха. В это время во всем районе развернулось строительство жилья, объектов соц-культбыта. В Словинке выросли новые улицы жилых домов, здания детского сада, школы, Дома культуры, столовой; пускались в эксплуатацию объекты животноводства, зернотока, магазины. И главное, что молодые, получив образование, возвращались в Словинку, получали жильё и устраивали свою жизнь. Не забыто было и здравоохранение. Как пример, после окончания Калужского медучилища в 1964 г. по всесоюзному распределению в далёкую Словинку приехала Н.С. Рябкова, проработавшая в этом краю всю жизнь. В то время здесь работала стационарная больница на 25 коек. Медперсонал обслуживал 21 деревню и 2 лесоучастка. Больные могли получить консультацию и помощь у врача-стоматолога, терапевта, акушера-гинеколога, также работал операционный блок. Сейчас нет уж этого давно, да и немыслимо, что могло быть. Сейчас всегда один ответ: "денег нет".




В Словинке протекает река Шача, которая вливается в более полноводную реку Немду. Раньше Шача была глубоководной, но с каждым годом мелеет, как и все реки в Центральной России. На Шаче в Словинке стояла электростанция, на таком глубоком омуте, что ходило предание, будто в этом омуте может уместиться словинская церковь. Но сейчас, к сожалению, как и многие другие организации в селе, электростанция закрыта. Словинка в 2010 г. это примерно 60 домов и около 170 человек жителей. Сейчас жителей ещё меньше. Некоторые из них работают в местном колхозе, который, впрочем, почти разрушился (в конце 1930-х на территории села и близлежащих деревень было организовано коллективное хозяйство. Позднее, при слиянии многих деревень образовался колхоз "40 лет Октября". А в 1965 г. образовался совхоз "Словинский"). Неподалёку работают две частные лесопилорамы. Пока ещё функционируют школа, детский сад, клуб, библиотека. Несколько лет назад здесь работал маслозавод, который производил масло и патоку, для дальнейшего производства сыра, но его закрыли. Закрыли также и молочную ферму. С каждым годом население Словинки уменьшается: старые люди умирают, молодёжь старается уехать туда, где можно хоть как-то заработать на жизнь.


Кажется, ещё немного и с карт Костромской области исчезнет село Словинка, насчитывающая четыре столетия.


«Село Словинка небольшое,
В нём 60 всего домов.
Зато родимое, живое,
Обитель прадедов, дедов.
Здесь посчастливилось родиться
Всем нам. И жить одной семьёй.
И как в преданье говорится:
"Мы все у Бога под крылом".
Словинка - место вековое,
В нем есть краса, и стать, и мощь.
Природа с тайнами своими,
Что не расскажешь, не споешь.
Погост в лесу, колодчик, церковь,
Как сторожа стоят у нас.
Своими силами святыми
Спасают всех в тяжелый час».
Это красивое стихотворение написала в 2004 г. учитель по профессии и духу О.Н. Бушуева. На сим я закончу свой плодотворный рассказ об этом удивительном старинном селе. А мы "лесными тропами" последуем далее...


Однако, я нарушил последовательность и в начале первым поведал о храме в Словинке, хотя за час до этого мы посетили ещё одну церквушку. Просто их значимость не позволила поставить Словинку второй. Поэтому вернёмся ближе к началу, когда свернули от Кадыя на Палкино и где-то через 13 км от поворота припарковались в селе Ильинском. От села, как я понял, не осталось и следа. А церковь находится словно на частной территории, за воротами и оградой. Возле самого храма стоит машина, видимо, попа. Охраняет всё это дело собака на цепи, на длинном тросе, вдоль стены, чтоб к храму было не подобраться. Это, простите, от прихожан такое или от незваннных лесных жителей? Постояв возле закрытой калитки, покричав слегка: «Есть тут кто?» и дождавшись в ответ лишь тишины, просунули руку за оградку, покрутили изнутри засовчик и нагло (а что делать-то!?) зашли на ухоженную территорию.


Здесь была замечена не только притомившаяся на солнце собачуля, лишь взглянувшая на меня, но и некая притомившаяся, видимо, от меня прихожанка (вон, сидит на скамеечке рядом с кучей дров, где ей и место). Обе молчали. Поэтому я почти что спокойно, изредка ожидая выхода священнослужителя, стал фотографировать сей примечательный деревянный храм. Но тут, как назло, поднялся сильный порыв ветра и колокольня, как видно, под его напором слегка прогнулась. «С запада дует» — подумал я.


Храм с одной стороны и не шибко выдающийся, но в тоже время что-то в нём есть привлекательное.


Историй про храм да про село фактически нет. Известно лишь, что перед нами Ильинская церковь 1913 года постройки. Однако, благодаря краеведческому сайту "Костромка.ру" удалось откопать (и то с трудом) немного из прошлого этого места. Эти земли пересекал старинный тракт, проходивший из Галича в Юрьевец. Центром здешних земель (Чудской волости) был погост Ильинский с двумя церквями на нём, одной древней деревянной Тихвинской, перестроенной в 1843 г. и второй каменной церковью, построенной в 1802 г. во имя Иоанна Крестителя. Но ещё до этих церквей в селе стояла деревянная церковь Ильи Пророка, и по имени которой и был назван погост. Правда, следов вышеупомянутых церквей мы не заприметели, как и их упоминаний в сети. Собственно и само Ильинское упоминается лишь на парочке сайтов.


Ну, что ещё написать. До Ильинского мы проезжали деревню Борисово, принадлежавшую П.П.Писемскому — офицеру, участнику войны 1812 г., служившему в лейб-гвардии Семёновском полку в Петербурге. Затем её владельцем был В.М. Менгден, друг писателя Л.Н.Толстого. А соседними деревнями Никольским и Марьино в XVIII веке владел князь Н.И.Козловский, живший в усадьбе Борщовке у Кинешмы и принимавший там у себя Екатерину II, когда она в 1767 г. путешествовала по Волге. Вообще в далёком прошлом эти земли составляли Нёмдовский и Чудской станы, позднее переименованные в волости. В XVI веке эти земли составляли личную собственность царя Ивана Грозного. В 1608 г. Чудской волостью владел князь Куракин – воевода, стоявший против войск Лжедмитрия. Спустя 20 лет волость была дана в вотчину князю Ф.Ф.Волконскому. Какие имена!


Церковь в советское время не закрывалась. Так что крестить и отпевать можно было и в 1970-х.
Но с исчезновением прилегающих деревень, нынче службы проводят редко.




Кстати, храм Илии Пророка признан памятником архитектуры нач. XX столетия и считается, что здание выполнено без единого гвоздя.


На этом наше приключение не закончилось, а лишь продолжилось. Впереди в тот день нас ждали церковь в исчезнувшем селе Пахтаново, замечательный храм в Пеньках, неудавшийся поход в урочище Бовыкино, а также море впечатлений и адреналина по дороге. А перед нами старый мост, по моему, через реку Поргу. Продолжение следует...


При создании поста использован материал следующих сайтов:
- сайт Е.А. Моревой "Старинные города России"
- сайт "Костромка"
- статья Володимира Бровко
"Сельская Новь" № 58
- статья  "Путь длиною в 140 лет...
- сайт "Поломники" "Описание Словинки"

Tags: Россия, деревянное зодчество, дома-призраки, заброшенные деревни России, история России
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments