May 20th, 2014

Наши герои: автор «Спутника и Погрома» уехал воевать в Новороссию

Наши герои: автор «Спутника и Погрома» уехал воевать в Новороссию — Sputnik & Pogrom
«Наступает момент, когда каждый из нас у последней черты вспоминает о Боге», — из известной песни Игоря Талькова «Бывший подъесаул». Черта эта, надеюсь, для меня не последняя. Но о Боге в минуты опасности вспоминаешь всегда, и тогда Молитвослов становится «настольной книгой». «Спутник и Погром» же — настоящий источник вдохновения, которое черпаешь в пламенных текстах и ярких иллюстрациях. Два месяца назад плакаты авторства СиП были развешаны в Севастополе, когда решалась его судьба, а сегодня билборд «300 стрелковцев» украшает многострадальный, но героический Краматорск.

«Погромы — будут», — подумал я тогда, перекрестился и шагнул в неизвестность. По ту сторону я нахожусь со своими товарищами уже две недели.



Александр Жучковский

Поскольку период нашего относительно мирного существования походит к концу и сегодня для нас наступит новая неизвестность, постараюсь фрагментарно описать наши луганские две недели. Полноценную картину, к сожалению, дать не могу: во-первых, в силу невозможности описать вещи, представляющие интерес для противника, во-вторых, в силу невозможности описать вещи, представляющие интерес для некоторых служебных людей из РФ (где мне, как говорится, еще жить), и, в-третьих, я нахожусь не в журналистской командировке и не с политической миссией, поэтому специальным сбором информации и переговорами не занимался.

Сейчас, когда я начинаю писать, точнее, набирать этот текст на смартфоне, мы передвигаемся по луганским дорогам в направлении военного лагеря Алексея Мозгового. Набор текста осложняет необходимость смотреть по сторонам (времена нынче неспокойные) и постоянное подпрыгивание машины на неровном месте, потому что практически все украинские дороги состоят из неровных мест. Более безобразных дорог в мире я не видел, поэтому возненавидел Украину еще более, окончательно убедившись в том, что это государственное образование должно быть уничтожено.

На границе

Про лагерь Мозгового я расскажу ниже, а пока начну с того, как две недели назад мы пересекали государственную границу Российской Федерации. В Тарасовском районе Ростовской области договорились о переходе с местными пограничниками и луганскими ополченцами. Однако в ту ночь произошел какой-то сбой, пограничники нас перевели, точнее перевезли на машине, но вместо передачи в руки ополченцев передали в руки чекистов (на одну из застав в приграничной зоне). Нас было четверо: трое граждан РФ и один — Украины, поэтому допросы шли всю ночь. Начал их местный хамоватый чекист, который обращался на «ты», подкреплял некоторые вопросы матерком, откровенно наслаждался властью и явно самоутверждался за наш счет. Позже подтянулся товарищ покрупнее — из регионального управление ФСБ. Этот был интеллигентный: в костюме с тонким галстуком, причесанный, с аккуратным пробором, подчеркнуто вежливый, обращался на «Вы» (впрочем, под утро прическа и галстук съехали, а их носитель уже перешел на «ты»). В общем, разыгрывали классический спектакль со злым и добрым следователями, что в этой глухомани смотрелось странно и смешно. Мужчины явно играли роль в воображаемом кино про разоблачение заброшенной в тыл врага диверсионной группы. Поэтому самым нелепым в этой истории было то, что спецслужбисты перед нами крутились именно российские, а не украинские (в случае с последними все эти допросы были бы логичны). На «диверсионность» нашей группы указывало то, что что один из нас — ветеран боевых действий с соответствующим документом, я — в последние месяцы частый гость на Украине, а последний мой визит в конце апреля закончился выдворением меня СБУ с запретом посещать «незалежную» три года. «Чего тебе неймется-то?» — с раздражением спрашивал меня «злой следователь». «Ваша цель приезда в Украину», — в десятый раз спрашивал «добрый следователь» (хотя ни на какую «в Украину» мы еще не въехали).

Под утро оформили какие-то бумаги и вывезли обратно. В эту ночь поблизости с заставой шла пальба: луганские ополченцы уговаривали украинских погранцов расходиться по домам. В конце концов уговорили, и проход был открыт (это мы потом уже узнали). Поэтому вдвойне было обидно не попасть тогда на ту сторону, где нас ждали ополченцы. По итогам ночи стало понятно, что чекисты либо болеют за сборную Украины, либо получили инструкцию добровольцев не пускать.

Еще одна интересная деталь. За несколько дней до этого (как рассказали погранцы и подтвердили позже ополченцы) недалеко от этого КПП к границе подошла машина с оружием («калашами и пистолетами), которое стали передавать на ту сторону. Российские пограничники в кооперации с украинскими (!) это мероприятие попытались пресечь, но почти весь груз успел уйти. Оружие, судя по всему, шло к Мозговому. По непроверенным сведениям, помощь оказал Жириновский. Частично это подтверждает большое присутствие символики ЛДПР в лагере Мозгового (флаги, футболки) и то, что в эти же дни через границу прорвался «Тигр» Жириновского (который сейчас используют луганские ополченцы).

Что касается препятствия в прохождении российской границы не только добровольцам, но и гуманитарным грузам (например, незадолго до моего прохода на КПП в селе Успенском не пропустили машину с медикаментами, т. к. на них не было документов), то об этом я слышал уже неоднократно и убедился в этом лично. Эта ситуация, особенно после ночи допросов «родной» ФСБ, ввергла нас в уныние. Происходило описанное 8 мая, и мы наивно ожидали, что РФ аккурат к Дню победы все-таки решится на вторжение. А ведь еще за две недели до этого, 24 апреля, я подъезжал к границе с Донецкой тогда еще областью и в направлении ее шла колонна танков и боевых машин, а в небе кружили вертолеты. В тот момент я преисполнился весьма патриотических чувств, всерьез решив, что сейчас стану свидетелем ввода войск на Украину. До границы, как известно, эта армада так и не дошла, Шойгу заверил общественность, что это всего лишь учения, и позже войска отвели, о чем, в свою очередь, Путин доложил ОБСЕ (это его выступление, кстати, мы смотрели той ночью на погранзаставе, и даже погранцы главнокомандующего материли изо всех сил).

Русская весна в Луганске

Убедившись, что через КПП даже по договоренности не проехать, мы решили идти напролом. Заодно искупались. На той стороне подобрали ополченцев и доставили в Луганск. Я задышал воздухом Русской весны, уже в прямом смысле слова. Это были одни из самых замечательных часов моей жизни. Здесь я увидел то, что не застал в Крыму (там я находился в конце февраля — начале марта). В Крыму мы работали с народной самообороной, планировали предпринимать некие действия, народ вот-вот мог взять ситуацию в свои руки. Если бы Россия не вмешалась, там бы происходило то же самое, что сегодня на Юго-Востоке (но хорошо, что вмешалась: спасены десятки, если не сотни русских жизней).

hosp-luga

Въезд в Луганск

В Луганске я увидел восставший русский народ — тот народ, о котором мечтал всю сознательную жизнь, который хотел видеть в наших городах. Я видел его раньше, но лишь на расстоянии, через компьютерный монитор. Смотрел на эти исторические видеоролики из здания СБУ, где ополченцы прощались со всеми нами в ожидании штурмов и приглашали противника к бою словами «Добро пожаловать в ад!» А позже на некоторое время это здание стало для меня домом, и я прочувствовал все то, о чем говорили люди на видео (постоянное ощущение опасности и ожидание нападения).

Возвращаюсь к замечательным ощущениям, испытанным по приезде в Луганск. Для сравнения, в которым, как известно, все познается, «отмотаю» еще раз назад. В конце декабря я был на киевском «Евромайдане». Там я наблюдал все то, что позже увижу на Юго-Востоке. Меня эта картина пленила: захваченные повстанцами здания, запах горящих на площади костров, все эти люди, воодушевленные идеей свободы, «скованные одной целью». В то время такие люди там еще были, а «Евромайдан» не отталкивал русофобией. Я завидовал этим украинцам, думая грешным делом, что они качественно лучше русских Украины (которые казались аморфными и неспособными на восстание). Да, все это пленяло, очаровывало, заставляло завидовать, но — было чужим, хотя и большинство там говорило на русском языке. В Луганске я увидел не аморфных «советских», а восставших русских, и присоединился к ним, потому что свои, родные.

hosp-sbuw-02

Ополченец Луганска

Город жил и по сей день живет своей жизнью. На первый взгляд кажется, что все происходящее находится на периферии сознания горожан. Только потом, освоившись в этой странной атмосфере, видишь, как люди тотально политизированы, как накалена обстановка, насколько спокойствие обманчиво, а безопасность на улицах иллюзорна. «Внутренний враг» в виде «правосеков» и прочих уголовников сидит по квартирам и пригородным домам в ожидании команды. Воинские же формирования с техникой то подводят к городу, то отводят. Все это последние две недели держало нас в большом напряжении. На это, судя по всему, расчет и делается. Частые провокации, эпизодическая стрельба, инфовбросы и слухи направлены на психологическое изматывание ополченцев. Увы, это неизбежная составляющая оборонной тактики. Другое дело, что планы ополчения на этом не заканчиваются, и мы еще увидим на Луганщине новые порывы наступления.

hosp-sbuw-01

Ополченцы

Первые сутки общались с людьми из окружения народного губернатора Валерия Болотова (сейчас уже главы Луганской народной республики), познакомились с ситуацией и начали действовать по главному запланированном направлению: координация добровольцев, желающих попасть на Юго-Восток из РФ, и поставки гуманитарной помощи. Наше благополучное прибытие сюда стало наглядным свидетельством, что прохождение границы очень даже возможно. После этого мы получили множество обращений от желающих присоединиться к нам. Многие уже присоединились, кто-то направился в Донецкую республику, остальные планируют прибытие на ближайшие недели. Мне, по результатам переговоров, известно минимум о трех десятках добровольцев, но так как я, слава Богу, не единственный координатор и источник информации, следует полагать, что счет идет на сотни.

PrevNext
Здание СБУ

Позже перебрались в «избушку» — занятое повстанцами здание СБУ, форпост луганского ополчения. Здесь строгий пропускной режим, здание со всех сторон окружают баррикады, внутри которых — палаточный лагерь с вооруженными ополченцами. В «коробочке» (еще одно прозвание этого здания), на положенных на кафельный пол матрасах, с заставленными коробками окнами (чтобы не целились снайперы) мы пробыли чуть больше недели, питаясь в ресторане «Сепаратисточки», периодически подрываясь по команде «Тревога» и покидая территорию по необходимости.

PrevNext
Ресторан «Сепаратисточки»

Как-то я увидел выходящего из кабинета Болотова с бумагами Олега Мельникова. Многие из вас о нем слышали. Мельников — лидер организации «Альтернатива» (которая спасает людей из рабства, в т.ч. из небезызвестных дагестанских кирпичных заводов), работал в нескольких горячих точках: Южной Осетии, Сирии, Дагестане. Человек с репутацией либерала, но по взглядам — гражданский националист. Сюда, однако, Мельников приехал не освобождать рабов и не в качестве зарплатного консультанта, а по доброй воле — посильно помочь молодой демократии. В тот день, например, он передал Болотову рекомендательный список первоочередных мер по стабилизации социально-экономической ситуации в республике (как журналист, я вписал туда пункт о необходимости грамотного информационного сопровождения этих мер. На этом, впрочем, моя «политическая» роль началась и закончилась, поскольку я приехал сюда с иными целями.)

Референдум

Привожу Олега Мельникова в пример, поскольку переброска российских специалистов на Юго-Восток не менее значима, чем оказание военной помощи. РФ, убоявшись санкций, не посылает в Новороссию солдат. Но оказание помощи военными советниками и политконсультантами, при должной секретности, никакими санкциями не грозит. Однако все, кого я здесь встретил, — это, собственно, Мельников, приехавший за свой счет и по своей воле, и двое советников Жириновского — совсем молодой парень и совсем не молодой мужчина, советы которого, кажется, касались только футболок ЛДПР.

Отсутствие помощи было видно в подготовке и организации референдума. Для сравнения, в Крыму в соответствующий период все поставили на широкую ногу: огромные баннеры красовались на каждом углу, была взята на вооружение актуальная для местного населения антифашистская риторика. Наличие там российских спецов было видно невооруженным глазом. В Луганской же области ни «вежливых людей», ни продуманной информационной политики. Но это, так сказать, просто зарисовка — в пику оппонентам, видящим во всем, что здесь происходит, руку Москвы. Эти мысли угнетали нас накануне референдума — мы полагали, что без хорошей агитации многие будут просто не в курсе, а голосовать придут только идейные «антиукраинцы». Но действительность, слава Богу, рассеяла опасения. Явка была выше, чем предполагали сами организаторы. Участки ломились от народа, люди пришли «самоопределяться» как на праздник.

День Победы

А за два дня до этого мы праздновали День Победы. Русскими националистами уже много, в т.ч. на этом сайте, было сказано об исключительности празднования 9 мая в этом году. Здесь, на «театре военных дествий», эта исключительность ощущалась в полной мере. На этой земле и для этих людей война с фашистами ожила буквально.

PrevNext
День Победы

Как и везде на Юго-Востоке, в этот день ожидались провокации. Ополченцы рассредоточились по всему центру города, охранялись и детские площадки. Большое впечатление производили вооруженные мужчины в камуфляже, за спинами которых играют дети. Проходящие мимо люди жали им руки и благодарили как «последних защитников».

Да, георгиевскую ленту я надел здесь впервые. Потому что мне ее вручил на луганских баррикадах вооруженный мужчина, защищающий свою землю от врага.

Антрацит, Донецк

В эти дни мы посетили Антрацит, названный в честь угля приграничный город, и Донецк. В первую очередь все с той же целью переговоров по переброске грузов и проходу добровольцев.

hosp-antr

Антрацит

Антрацит контролируют донские казаки, которые заняли здание Администрации. Три недели назад на двух камазах с оружием они прорвались через границу, российские пограничники для приличия постреляли в воздух, а украинские сделали вид, что их тут вообще не стояло.

В Донецке, как и в Луганске, большой город живет «параллельно» происходящим там эпохальным событиям. Город, однако, в большей степени политизирован, нежели военизирован. Значительные силы ополчения оттянули известные уже всем миру Славянск, Краматорск и Мариуполь. Соответственно, и украинские силовики, занятые осадой этих городов, центр ДНР пока не тревожат.

done

Донецк

В здании бывшей донецкой ОГА кипит политическая, административная и агитационно-пропагандистская работа. Приходящие сюда гуманитарные грузы и добровольцы распределяются по городам ДНР в зависимости от потребностей, каковые постоянно меняются. На сегодня, впрочем, и материальная, и человеческая помощь актуальна, прежде всего, для Славянска.

У Мозгового

С соответствующими целями посетили и лагерь одного из лидеров луганских ополченцев — Алексея Мозгового. Несколько сот человек под его началом живут и тренируются на свежем воздухе, выполняют локальные боевые задачи на Луганщине, отдельными отрядами направляются в наиболее горячие точки.

Лагерь Мозгового мобилен и приспособлен для полноценной партизанской войны. Для этих целей, по сути, он и создан. В случае штурма Луганска и других городов республики парни Мозгового немало крови попортят противнику. Планы, как и подобает взявшим в руки оружие русским, у «мозговых» — далеко идущие. «Освободим Одессу, Харьков, пойдем на Киев, а там посмотрим», — буднично сообщил мне добродушный казак, греющийся после обеда на солнышке.

Личный состав здесь — «сборная солянка»: добровольцы из РФ, ополченцы из практически всех областей Украины и казаки. Последние идут к сюда с большей охотой, чем в оборону городских зданий. Мобильный лагерь Мозгового — настоящая казацкая вольница, но с высокой дисциплиной и беспрекословным подчинением командиру.

PrevNext
Лагерь Мозгового

В период после референдума обстановка в ЛНР накалилась. Участились провокации, в Луганске и ряде населенных пунктов республики обстрелами и разбоем отметились «правосеки». 13 мая на Валерия Болотова при переезде в РФ было совершено покушение. Но попытка киевской хунты обезглавить Луганскую республику успехом не увенчались: Болотов отделался легким ранением в ногу. В ночь на 17 мая, на пути назад, он был задержан украинскими пограничниками. Для дальнейшего этапирования была вызвана подмога, но ее опередили: рано утром около ста бойцов из нашей «избушки» поспешили своему лидеру на выручку и с боем отбили.

19 мая, наконец, была выполнена одна из главных задач последних недель: ополченцами было освобождено здание областного УВД. В этот же день была принята Конституция Луганской Народной Республики.

Сегодня срок нашего пребывания здесь подошел к концу. Мы дожидаемся подхода большой группы добровольцев (из Москвы и с Урала) и, откликаясь на призыв полковника Стрелкова, идем на Славянск. Впереди — война.

***

P. S. В последнее время мы не раз получали сообщения с предложениями помощи в той или иной форме. Мы очень благодарны всем, кто ее оказал и оказывает.

Сейчас, когда к нам присоединяется большая группа добровольцев, я хочу попросить вас помочь им денежными переводами. Деньги нужны, в первую очередь, на телефонную связь, переезды, бытовые принадлежности и, о чем говорят многие ополченцы, на помощь их семьям.

Полученные средства будут в равной степени распределены между добровольцами из РФ и луганскими ополченцами (15-20 человек), которые отправляются в Славянск.

Карта Сбербанка: 4276 5500 3068 4065

Яндекс-деньги: 410011976449238

P.P.S. Добрые русские люди, желающие принять участие в коллективных экскурсиях по Новороссии, могут написать Александру по адресу agstrog@gmail.com
Текст: Александр Жучковский

Чем отличаются русские от эпорусских?

Оригинал взят у tor85 в Чем отличаются русские от эпорусских?
В почте накопилось много вопросов, разброс вариаций которых можно свести к следующему:

"Как русские националисты относятся к восстанию русских на Донбассе и что за хрень происходит с ЭПОРусскими?"

Отвечаю:

Единственная естественная позиция для русских националистов относительно русского восстания в Донбассе - это его решительная поддержка. Именно такую позицию занимает Национально-Демократическая Партия, это последовательная позиция русских националистов.

Почему? Потому, что русский национализм - это доктрина и политическая практика, направленная на защиту и реализацию русских национальных интересов, прав и свобод русских, развитие русской культуры.

Что произошло на Украине? Там власть захватили силы, идеологию которых можно свести к простым тезисам: "Украина - не Россия. Дякую тебе, Боже, шо я не москаль. Москаляку  - на гиляку. Кацапов - геть!" Свидомый украинский национализм им. Степана Бандеры строиться вокруг этого стержня "отрицание русскости". Отсюда политика украинофикации в форме дерусификации. Напомню, что на Украине каждый четвёртый - этнических русский, более чем для половины - русский язык является родным, более чем для 80% - русский язык является языком постоянного общения.

Как могут относится к политики дерусификации и ущемлению прав и свобод своих побратимов русские националисты? Решительно отрицательно: вплоть до вооруженного сопротивления - что мир сейчас и наблюдаем и в Крыму, и на Донбассе, в Славянске, где лучшие из лучших русских националистов ценой своей крови и самой жизни сражаются за права и свободы русского мира.

Пространства Украины, души украинцев являются сейчас полем битвы двух национальных проектов. С одной стороны - Украина последователей Бандеры, Шевченко и Фарион. С другой - Украина потомков Гоголя, Тараса Бульбы и матроса Кошки. Первая - против русских и России. Вторая - за русских и Россию.

Альтернатива - как и всегда на войне - весьма однозначная: или ты за русское восстание - или ты незалежный майдан. Для последовательных русских националистов выбор прост - мы всегда за русских.

Однако оказалось, что есть то ли заблудшие овцы, то ли сознательно упёртыё бараны. Они говорят, что бандеровцы во время Второй Мировой выступали против Сталина, а нынешняя майданная хунта - против Кремля, поэтому следует поддержать свидомый майдан, а не то, не дай Бог, у Путина рейтинг вырастет.

Бараны эти имеют конкретные имена-фамилии. Это группа Широпаева из НДА и Басманов и Ко из ЭПОРусских. И те, и другие - стародавние гитлерофилы, фан-клуб им. Власова и Бандеры. Что последовательно приводит их к антирусскому коллаборационизму.

Если роль широпаевского НДА  до пренебрежительного микроскопична, то большой  организации -  ЭПОРусским- просто не повезло с руководством. Басманов, заигравшись в своё время в казаки-разбойники, много лет уже находится в политической иммиграции, где-то между Балканами и Волынью, утратил связь с реалиями России и впал в паранойю - ему вечно мерещится Путин под кроватью. Людей для своего аппарата вождь набирает по своему образу и подобию, поэтому неудивительно, что и у ЭПОРусских появились проблемы с политической адекватностью. В составе ЭПОРусских множество замечательных, искренних русских националистов. Однако при соединении бочки мёда с ложкой дёгтя получается целая бочка порченного скама.

Ппроблема эта вылезла и в Первомайских мероприятиях, когда ЭПОРусские по распоряжению Басманова отказалась участвовать в едином митинге в поддержку восставшего Донбасса. Продолжилась эта позорная тенденция и в попытке организации "майдана на Манежке" 18 мая, призванного де выразить солидарность с киевским майданом и, следовательно, с карателями хунты, брошенным на подавление русского восстания на Юго-Востоке Украины.

Вообще-то - это позор, у которого есть и имя, и фамилия - Владимир Басманов и его присные. Слава Богу, народ у нас честный и разумный и никакой поддержки киевским карателям в Москве не получилось - и не получится.

Позор этот желает продолжения банкета. Русский Марш, который в этом году однозначно должен стать символом русской солидарности с нашими братьями, сражающимися за свои права и свободы на Украине, за Новороссию, Басманов планирует превратить в позорное шоу поддержки покойнику Бандере и пока ещё живым Коломойскому и Ярошу.

Полагаю, что личный состав ЭПОРусских должен сам разбираться с тем, кто ими руководит и кто их публично представляет (или подставляет) - и нести ответственность за лица своего руководства. Если охота эпорусским быть в колонне гитлеродрочеров и фанатов им. Бандерлогов - то Бог им судья.

Я же полагаю, что Русский Марш в этом году должен быть посвящен русской солидарности с восставшими Юго-Востока Украины. Новороссии - быть!

Русская русофобия: реальные причины

http://www.apn.ru/publications/article31607.htm
В связи с событиями на Украине мы «грубо и зримо» в очередной раз столкнулись с некоторыми явлениями. С такими, как фактически русофобский настрой многих этнических русских. В том числе – и называющих себя националистами.

Под панцирем российской имперской государственности у русских сохранились представления о необходимости жить отдельными компактными, максимально независимыми сообществами. Каждая из которых максимально подчёркивала свою самостоятельность. Сохранению такой архаики способствовало само имперское государство. Которое выстраивало такие сообщества в иерархическом порядке. Их раздробленность и соперничество было крайне удобно для сохранения власти имперской элиты.

Русские осознавали государство как некий внешний панцирь. Под которым можно и нужно вести фактически прежнюю доимперскую жизнь. Это способствовало появлению слоистости русской этнической ментальности. В которой более архаичные элементы не трансформировались, но сохранялись сравнительно нетронутыми под более современными наслоениями. Русские очень легко меняли «вывески» и внешние формы. Но прекрасно сохраняли самое консервативное содержание. Зачастую в неявном, внешне абсолютно «модерновом» виде.

Сообщества русских, претендующие на независимость за исключением казачеств, перестали быть территориальными. А стали в начала социально-сословными. Что проявлялось в сословной розни, неприятии социальными группами друг друга. Потом это деление стало ещё более дробным: партийным и субкультурным. В среде интеллигенции, например, оформились западники и почвенники, левые и правые и их всевозможные типы и подтипы.

Если не брать уровень парадных деклараций, в действительности все эти партии и субкультуры претендуют едва ли не на национальную независимость и на едва ли не этническую самобытность. Никакой борьбы за объединение реально нет. Наоборот, идёт размежевание и кристаллизация мельчайших типов и подтипов. Как в удельный период Руси собственные княжения образовывались в самых наимельчайших городках. И все эти наноквазиэтносы активно борются за ресурсы и влияние. И отсутствие солидарности, ярость вражды между внутрирусских наноквазиэтносов гораздо сильнее чем между схожими партийными и субкультурыми группами многих других народов. Иногда они доходят едва ли не до уровня межэтнического конфликта.

Трагичность ситуации во многом в том, что члены этих структур вынуждены сосуществовать на одной территории. Не только географической, но и социальной. А уж русофобия многих киевских русских объяснима тем более!

Свою роль сыграло и крайнее разнообразие в русской среде социально-психологических поведенческих типов. Имперский русский народ сыграл свою историческую роль. Внутри его кто только не появился!

Причём уже третье столетие российское «правительственное начало» испытывает перманентный кризис. Попыткой выйти из которого и стала большевистская революция. Но кризис остановить уже нельзя. Ведь государствоопределяющей идеей была оборона засечных черт от кочевников. И в её отсутствие российское государство обречено. Оно, тем более, от нынешних выходцев из Азии русских не обороняет.

Поэтому имперское «правительственное начало» в принципе теряет всякую легитимность. И именно поэтому так активны и непримиримы наноквазиэтносы внутри русских. Они чувствуют исключительно собственную легитимность. И больше ни чью.

Характерен в этой связи быстрый рост популярности среди самых разных русских людей исторического антинорманизма. Это прямой признак потери легитимности «правительственного начала». Ведь именно его величие, антологическое право на господство над Русью обосновывали норманисты.

Страха нет...

Такими словами приветствуют друг друга жители Славянска, как утверждается в различных Интернет-источниках. Впервые узнав об этом, я подумал, что кто-то из журналистов подловил меткую фразу и начал тиражировать, по аналогии с устоявшимися «Бабай» и «триста стальных русских». Однако, увидев «стальных русских» своими глазами, я убедился, что «страха нет» - это не чья-то выдумка, а историческая реальность.

Кстати, и «Бабай» не Интернет-мем. Этого русского казака в рядах народного ополчения Донбасса соратники действительно зовут Бабаем.



8 мая мы с Ростиславом Антоновым и Кириллом Цивинюком на машине выехали из Москвы в Ростов-на-Дону, чтобы доставить в Донецк груз гуманитарной помощи: медикаментов и перевязочного материала, собранный новосибирцами.

Созвонившись с представителями Донецкой Народной Республики, мы договорились, что 9-го мая пересечём границу и совместно доедем до Донецкой городской больницы. Но всё пошло не плану с самого начала.

Ещё по дороге, на хвалёной трассе М-4 «Дон», залетев в яму мы пробили два колеса и погнули диски. Пришлось потерять много времени на ремонт колёс. А груз тем временем летел в самолёте из Новосибирска в Ростов, и мы не знали точное время его прибытия, а на границе нас уже должны были ждать.

Для перевозки двадцати коробок медикаментов знаменитый Ford Fiesta Цивинюка явно не подходил, поэтому нам пришлось арендовать автомобиль покрупнее. Планировалось, что оставим Фиесту на стоянке в Ростове, а сами на арендованном авто пересечём границу, где нас встретят представители ДНР.

Мы долго готовились и репетировали речи, как уговорить водителя пересечь неспокойную границу, пусть и ненадолго. Но этого не потребовалось, стоило нам только объяснить, что именно мы везём и куда, как водитель тут же позвонил жене, попрощался с ней, потом повернулся к нам и сказал, что деды у него воевали и родственники на Украине.

К слову, пересечь границу нам так и не удалось, во-первых, мужчин с паспортами России на Украину не пускают. Нам встретились двое молдаван с паспортами России, живущих в Донецкой области, они работают в России и приехали забирать свои семьи. На Украину их не пустили. Их семьи шли до границы пешком. Во-вторых, как я уже говорил всё с самого начала пошло не по плану. В результате мы провели на границе две ночи.

Добравшись до границы, мы связались с ДНР и выяснили, что ситуация резко усложнилась. С украинской стороны на погранпереходе стоит батальон «Днепр», два блок-поста по дороге на Донецк захвачены Правым сектором, на втором переходе правосеки и вовсе выгнали украинских пограничников.

Сама по себе граница между Украиной и Россией не менее абсурдна, чем граница, скажем, между Рязанской и Ивановской областями, а тут ещё и этот паноптикум с бандеровцами и «рвом имени Таруты», который по его замыслу должен остановить русские танки, по факту же его и на Ниве можно переехать. Тарута, видимо, от армии бесконечно далёк и не знает что такое большой артиллерийский тягач и для чего нужны инженерные войска.

Паноптикум, кстати, продолжился. Ранним утром 10-го мая в километре от погранперехода на позициях Нацгвардии прогремел взрыв. Поднявшийся в небо столб дыма был отчётливо виден, как собственно и был слышен сам взрыв. Позже выяснилось, что бойцы Нацгвардии установили для жителей близлежащего посёлка продуктовый оброк. Не получая пищевого довольствия, они подъедались у местных. От чего прогремел взрыв, нетрудно догадаться.

Ребята из ДНР сумели к нам прорваться лишь к обеду 10-го, а первая ночь для нас прошла в тревожном ожидании и беседах с дончанами, пересекавшими границу в направлении России.

Люди напряжены и на контакт идут неохотно. Оно и понятно, у них гражданская война, тут не до разговоров. Однако нам удавалось разговорить каждого. Меня прежде всего интересовал вопрос, как они будут голосовать на референдуме и что планируют делать дальше. Абсолютно все, а говорили мы не с одним десятком людей, хотят вернуться домой в Россию. Был только один молодой парень, который спросил у меня, что мы будем с ними делать, я поправил его — не мы с ними, а что мы вместе будем делать. Он улыбнулся и пожал мне руку.

Спрашивали мы не страшно ли идти на референдум под пулями правосеков. Все как один отвечали — лучше умереть за Родину на баррикадах, чем потом в подвале от ножа бандеровцев.

Все эти люди выезжали с Донбасса в Россию. Мужчины перевозили своих женщин и детей, а сами возвращались. Десятки людей пешком, на легковушках и в автобусах. Местные говорили, что 7-го числа поток беженцев не прекращался, люди шли сотнями, мужчины также возвращались. На всех машинах георгиевские ленточки, не взирая на батальон «Днепр».

Удалось нам поговорить и с одним, так называемым «укропом», это был дальнобойщик на фуре с украинскими номерами. Всё врут ваши российские СМИ, всё у нас на Украине хорошо. Разговор этот был в первую ночь. Сразу после, он позвонил своим, сказал нам, что ночью обстреляли и сожгли фуру и развернулся на Ростов...

Кстати, о СМИ. За неполные трое суток на границе мы пару раз смотрели украинские каналы по телевизору в кафе. Я больше никогда не назову наше телевидение «зомбоящиком», даже Дом-2... В бесчисленных ток-шоу украинские политики, бьющиеся в истерике о войне с Россией, которая по их мнению уже идёт, сменяются «сельскими тётками», которые на чистейшем русском языке говорят, что в Россию ехать нельзя, борщ они там не варят и брагу не додерживают. Вся эта каша щедро приправлена многочисленными речами Яценюка об украинском народе «переможце», с которым плечом к плечу стоят США и ЕС.

Русский язык, как можно судить из украинского телевидения, является уделом «плебса»,- размовляют лишь представители высших каст: политики, бизнесмены и журналисты. Народ в интервью на вопросы на мове отвечает чистейшим литературным русским языком.

Украинские новости, освещая события на Донбассе, показывают обстрелянные дома местных, но избегают комментариев, кто именно в этом виновен. Показывают интервью с местными жителями, но вырезают те фрагменты, где говорится, что обстреляла их Нацгвардия и Правый сектор. Те же интервью, что и по нашим каналам и в Интернете, но только кастрированные до неузнаваемости.



Как я уже говорил, представители ДНР смогли к нам прорваться лишь к обеду 10-го мая. Приехали двое с удостоверениями и мандатом. Нам удалось о многом их расспросить, пока они решали, как доставить медикаменты, а это оказалось непростой задачей. Во-первых, украинские пограничники не пропускают любую гуманитарную помощь, незадолго до нас московская фура с медикаментами развернулась. Во-вторых, бинты и лекарства нужны не только в донецкой городской больнице, но и бойцам Нацгвардии, которые устроили настоящую охоту за гуманитарной помощью по всему Юго-Востоку Украины.

А помощь там действительно нужна. Донбасс в осаде. Перебои с продуктами и медикаментами. Раненым не могут оказать помощь в больницах, не хватает перевязочного материала и обеззараживающих средств. Самая большая проблема с инсулином. Его остатки распределяют в первую очередь для ребятишек диабетиков. Настоящая гуманитарная катастрофа. Один из дончан, пересекший границу в последний день нашего там пребывания, увидел наши коробки с надписью Русская весна, которые я перегружал, подошёл ко мне и спросил с улыбкой не патроны ли. Я ему ответил, что там медикаменты: инсулин, антибиотики, бинты. Он развёл руками и кинулся меня обнимать, взволновано крича, что он доктор, и что мы не представляем как это всё необходимо Донбассу.

Мы о многом спрашивали ребят из ДНР. Они охотно нам отвечали. Хотя и торопились решить вопрос с грузом. Рассказали, что ДНР существует с 2004 года, как люди ждут референдума и что очень обижены на Путина, что войска не ввёл, хоть и понимают геополитическую невозможность вмешательства России.

Один из них (имя я раскрывать не буду, назову его Иваном) рассказал нам как всё для него началось. В Донецк приехали правосеки и устроили массовую драку, Иван взял арматуру, прикрепил к ней Красное Знамя СССР и пошёл в толпу бандеровцев. Забил пятерых. Так простой водитель стал бойцом народного ополчения. Дончане тогда дали бой и этим спасли свой город от Одесской Хатыни. Не страшно - спрашиваю его. Страха нет - отвечает он мне. 20 снайперов приехали в Донецк, мелкие группы карателей заходят каждый день, мы их ищем, многих уже нашли. И где же они теперь? В посадках... Мы и списки всех, кто в Одессе был составили, половину уже нашли.

Ранним утром 11-го мая к нам приехала вторая группа из Донецкой Народной Республики уже забирать груз. Мы повезли коробки к посёлку близ второго погранперехода, «ускоренного», как его там называют. Он представляет собой деревню, разделённую госграницей по огородам и домам. Как там местные картошку копают без таможенных пошлин? С нашей стороны всё тихо и мирно, с украинской — колючая проволока, ленты шипов и огромный бетонный противотанковый ёж три на три метра. Дорога — «узкоколейка», двум грузовикам не разъехаться, деревня и железнодорожное полотно,- «идеальное» место для танкового прорыва. Чего это они? Спрашиваем у нашего погранца. К вторжению готовятся — с ухмылкой отвечает он...

Груз встретил парень из ДНР, как позже выяснилось был айтишником, писал программы, прежде чем жизнь заставила с оружием на баррикадах Родину защищать. Мы поехали домой, а ребята из ДНР ещё два дня переправляли груз с территории России. Когда все коробки были доставлены до донецкой городской больницы, они позвонили нам и передали тёплые слова благодарности новосибирцам за спасённые жизни дончан.



P.S.



День Великой Победы я впервые встретил в Ростове-на-Дону и в Матвеевом Кургане. Не хочу сказать, что мы — новосибирцы праздно относимся к 9 мая, но с отношением к этому дню в Ростове нам не сравниться. Город, переживший оккупацию, празднует День Победы на генетическом уровне, искренне и неподдельно. Молодёжь оклеивает свои автомобили картоном и красит под танки, с башнями и стволами. Весь город с флагами и георгиевскими ленточками. Ни одного пьяного. На заборах неумелой юношеской рукой выведены не граффити, а надписи «Слава героям» и «С Днём Великой Победы». Салют вечером из каждого двора. Семьи с ребятишками после парада едут на кладбища к могилам стариков. Ребятня в танковых шлемах и бескозырках, на плечах Знамя Победы. Каждый из множества монументов Ростовской области на местах боёв усыпан цветами. На глазах людей слёзы горечи об утрате родных и гордости за их бессмертный подвиг.

Я же испытывал благоговейный трепет и какую-то особенную связь с Родиной на Матвеевом Кургане. Том самом, где тысячу лет назад Князь Игорь бил половцев, где в 1918 вёл ожесточённые бои Сиверс, где в 1942-1943 годах Советские морские бригады ценой невероятной крови и жертв гнали немецко-фашистских захватчиков.

Носов Алексей
http://rosndp.org/straha-net.htm