vol_majya (vol_majya) wrote,
vol_majya
vol_majya

Categories:

Рогожская больница Карамзиных

Оригинал взят у deni_spiri в Рогожская больница Карамзиных


Попав в этот удалённый уголок Нижегородской области, мы не подозревали, что у здешней больницы и Рогожки, местечка где она расположена, столь богатая и давняя история, связанная с известной фамилией Карамзиных. В 1-й пол.XIX века здесь обустроил свою усадьбу А.Н. Карамзин — сын прославленного историка "Государства Российского" Н.М. Карамзина. История же самой больницы берёт начало с 1871 года, кроме которой в имении также были построены родильный дом, приют для детей и богадельня. Широкой души люди заложили и поддерживали медицину в этом крае более 140 лет. О них и о заброшенной с начала 2000-х больнице и пойдёт речь в сегодняшнем посте.



Где в 550 км от Москвы находится посёлок Рогожинский, связанная с Карамзиными история которого восходит к началу XIX века. В 1807 г. земли тогда ещё Ардатовского уезда вступают во владение рода Карамзиных. Историк и писатель, создатель многотомного труда «История государства Российского» Николай Михайлович Карамзин и его жена имели семерых детей, одному из которых – Александру, были отделены здешние сёла Большой и Малый Макателёмы. В 1851 г., бросив карьеру и светский Петербург, Александр Николаевич поселяется близ села Б. Макателём, в местности Рогожка, названной так по старинному ремеслу крестьян, которые на липовых оврагах драли лыко и плели рогожи. На фото – скромный усадебный дом Карамзиных (не сохранился).


Жизнь местных крестьян потрясла А.Н. Карамзина, особенно повышенная женская и детская смертность, вызванная отсутствием урожаев и масштабными эпидемиями. Он берётся за перо и создает рассказ «Небесный Бог», в котором описывает несовершенное устройство быта макателемских крестьян глазами человека, спустившего "с небес на землю". Равнодушие к ведению хозяйства, частые выезды в столицы, не приносящая доход литературная деятельность – всё это побуждает основать близ Рогожки чугунолитейный завод, который строится за счёт приданного жены и большого вклада родного брата Андрея Карамзина, женатого на вдове заводчика П.Н. Демидова – Авроре Шернваль. Кстати, поселение образовавшееся вокруг завода носило патроним Ташино – по имени жены Александра Николевича– Натальи Оболенской (с 1930 г. Ташино – рабочий посёлок; с 1951 г. – город Первомайск).
Александр Николаевич Карамзин с супругой Натальей Васильевной, княжной Оболенской.


Однако война с Турцией ухудшает положение Карамзиных. Доходов макателёмское имение не приносило, заводские дела ухудшились и, кроме того, требовалось с каждого имения представить людей на ополчение (к ополченцам относились и бездетные дворяне). Поэтому с макателёмскими и ардатовскими крестьянами, с женой своей, будущей сестрой милосердия, Александр Николаевич ушёл воевать. По окончании войны он строит в Б. Макателёме больницу, а в 1871 г. (по другим источникам – в 1858 г.) открывает больницу на 35 коек и богадельню для инвалидов войны и престарелых в Рогожке . Чуть позже Карамзин строит приют для детей-сирот, приют для «слабосильной команды» (калек) и богадельню для старух.


После смерти Карамзиных управляющей была назначена племянница А.Н. Карамзина – Е.П. Клейнмихель, наезжавшая в Рогожку из Крыма, где постоянно проживала из-за астмы. Повседневное же управление комплексом Рогожских заведений с начала 1890-х в течение 20 лет осуществляла Варвара Петровна Щербакова. В 1893 г. деревянная больница сгорела, а земская управа не захотела её восстанавливать. Понимая огромное значение больницы для местного населения, Варвара Петровна заключает с Земством соглашение, по которому больница отстраивается на её средства, но статус имеет земской, т.е. обеспечивается медперсоналом и оборудованием. В 1895 г. больница была восстановлена. В нач.1900-х был построен ещё и родильный дом, а в 1911-м опять же на средства Щербаковой в Бельгии был закуплен генератор, который обеспечивал всю усадьбу электричеством.


Варвара Петровна Щербакова – старшая дочь дворянина штабс-капитана П.П. Щербакова, родилась в 10 км от Рогожки в Верякушах в 1835-м. Мягкая и очень добрая, она помогала воспитывать многочисленных братьев, сестёр, племянников. Детей у неё не было, мужа тоже, в семье её называли «тётя Варя». В 1879 г. Варвара Петровна продаёт все свои земли в Верякушах и переезжает в Рогожку, где живёт в доме при богадельне, чтобы помогать Карамзиным управлять больницей, приютом и богадельней. Не могу не разместить фотографию Варвары Петровны (1900-е гг.)


Ну, а теперь перенесёмся в наше время. Рогожский больничный комплекс с физиотерапевтическим уклоном, пережив революцию, послужил и в советское время, но с 1990-х оказался никому не нужным и забытым. Постепенно лишаясь поддержки от государства, он закрылся. А в 2010 г. здание больницы вместе с гаражом, водонапорной башней и линией электропередач покупается с аукциона ОАО «Транспневматика» за символическую сумму в 851 550 рублей. Так что теперь это частная территория, о чём возвещают объявления наряду с упреждающими объявами, о ведущемся видеонаблюдении.


Но это нас не останавливает (недаром же так далеко ехали) и мы приступаем к осмотру усадебных владений. Деревянный дом, что на фото выше, находится аккурат напротив главного корпуса Рогожской больницы. Но не он нас интересует больше всего – вопрос: можно ли попасть внутрь этого немаленького каменного здания.


Обходим его со всех сторон. Входов сразу несколько, но все добротно заперты и заколочены. Через подвал также не попасть.




В итоге нашли лазейку и, покряхтев стариной и костями, оказываемся внутри больничных помещений.




Пустующие врачебные кабинеты, больничные палаты и длиннющие коридоры отзываются под нами громким скрипом деревянных половиц.




Конечно же всё самое "интересное" растащили ещё несколько лет назад.




Но кое-что оригинальненькое больнично-медицинское порою встречается и сейчас.




Уже не припомню точно, т.к. отчёты начинаю писать лишь спустя месяцы от момента посещения, но, вроде как, в здании три лестничных пролёта: два боковых и один центральный. Это как раз главный, на дверях которого висит занимательная табличка "дремучего" времени.




Столовая. Потолок украшает единственная оригинальная лепная розетка, уцелевшая с XIX века.




Данный завядший и усохший декабрист как бы олицитворяет нынешнее состояние больницы.


Для поднятия аппетита больных на стенах висят таблички с фотографиями и рецептами блюд.


Судя по закутку, больница закрывалась не сразу. Когда настали трудные времена, кухню урезали и перенесли в столовку, где за этими деревянными перегородками и готовили еду.




Шастаем по коридорам дальше. Кабинетов много разных. Все в отчёте не покажешь. Но наиболее (насколько это возможно для данного места) примечательные места я покажу. Например, как это, где восседала дежурная сестра.




Примечательно, что некоторые ступени на лестницах были выложены мраморной плиткой.


Уборные. Кстати, везде разные: кое-где боль-мень приличные, а где-то, как здесь, такие вот простецкие.


Плитка на полу дореволюционная (в отличии от стен) и скорее всего вездесущего завода барона Бергенгейма.


На полу и в шкафчике разбросана медицинская и врачебная литература.


А вот и сама операционная или даже родовая.


Единственный кабинет, где сохранили подлинную печь или по крайней мере перебрали, но облицевали оригинальными печными изразцами. Конечно не хорошо радоваться вандалам, но благодаря тому, что они проделали эту дыру в печи, я смог пополнить свою коллекцию новым достаточно редким (собственно, до этого ни где не встречавшемся) изразцом с клеймом производителя.


Изразец изготовлен на заводе Ивана Афанасьевича Костина в Нижнем Новгороде.


На первом этаже отсырело гораздо сильнее, чем наверху. Здесь и по-темнее будет. Лазаем, короче, по больничке дальше.


Всякие медицинские поломанные приборы и табличка "Карамзино". Видимо, был у них краеведческий уголок, посвящённый этому месту.




Как бы не казалось: до 1917 г. в России не было единой государственной организации медико-санитарного дела. Лечебные заведения, как и всё дело здравоохранения, находились в ведении различных ведомств и благотворительных обществ. Тяжёлые бытовые условия и крайне низкий уровень санитарной культуры населения создавали благоприятную почву для широкого распространения заразных болезней: постоянно свирепствовали оспа, тиф, дизентерия и проч. Не являлась исключением в этом смысле и Нижегородская губерния, что ярко и наглядно представлено в фотографиях документалиста М.П. Дмитриева. На территории Н.губернии имелось всего 52 больницы с числом коек немногим больше 900. А борьба с туберкулёзом была в руках лишь филантропических обществ. До 1917 г. на средства «Лиги борьбы с туберкулёзом» был построен всего один санаторий «Жолнино» на 30 мест. Это и объясняет, что "половина" национализированных загородных усадеб была приспособлена под противотуберкулёзные санатории, ибо надо было решать данную проблему.






Отмечу, что "Рогожская Карамзинская земская больница" занимала исключительное положение в губернии и стала второй по значимости. Хирургическое отделение тут, например, было отведёно для всех южных уездов. Работать врачом на селе в дореволюционной России было настоящим подвигом. Одним из таких людей, прослужившим в Рогожской больнице более 20 лет, являлся врач-хирург А.С. Глядков (впоследствии ставший губернским врачом). Громадной популярностью пользовался врач-хирург А.Н. Куняев. Рядом со входом в больницу висит мемориальная табличка, возвещающая, что в Рогожке с 1907 по 1913 гг. работал Аркадий Николаевич Куняев – золотой медалист, окончивший СПб военно-медицинскую академию. В 1913 г. переведён в Нижний Новгород главным врачом больницы Красного Креста, стал профессором и в 1919 г. основал медфакультет Нижегородского университета (образованного в 1918 г.). К сожалению, жизнь Куняева оборвалась на 41 году жизни, в 1921 г., от заболевания тифом.


Его жена, Наталья Алексеевна Покровская-Куняева, в Рогожке также работала врачом. Кстати, А.Н. Куняев – дед поэта, публициста и гл.редактора журнала «Наш современник» С.Ю. Куняева. Совершенно случайно наткнулся на такую вот по-своему уникальную фотографию "Съезда врачей и представителей земств Нижегородской губернии 1910 года", на которой я признал и отметил красным фото самого здания Рогожской больницы и портрет А.Н. Куняева.


В одной из комнат было разбросано множество фотографий совесткого периода.






Закрываются больницы теперь не только в селе, но и запустили очередную программу "оптимизации" больниц и поликлиник в Москве. Но при этом находятся огромные средства для строительства сотен церковных новоделов. Это как возврат в "средневековье", когда больниц – единицы; когда большей частью лечились свечами перед образом да молитвами в храмах. Но ведь уже XXI век: наука дала знания – медицину, были построены сотни больниц, а теперь их закрывают, врачей сокращают, но при всём при этом находят многомиллионные средства на новые церкви. Так что, если заболеем, скоро останется разве что свечу за упокой ставить.




На печальной ноте мы покидаем больницу со столь богатой историей, которая, по-видимому, останется лишь в моём журнале.


Продолжение следует...

Предыдущие части этого путешествия:
- Юг Нижегородский

При создании поста использован материал следующих сайтов:
- "В тени Карамзина" статья Эмиля Сокольского
- "Карамзинский парк..." статья Галины Филимоновой
- История семьи. История рода. Кикины
- Государственная архивная служба Нижегородской области
- статья Н.Д. Обидиной, В.Н. Узденниковой "Культурное строительство..."
- Руниверс
- Первомайская ЦРБ
Tags: Россия, дома-призраки, история России
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments