Previous Entry Share Next Entry
День в истории: 20 декабря 1917 года. Создана кровавая ВЧК
vol_majya
https://sputnikipogrom.com/calendar/all/80615/20-december-1917/

20 декабря 1917 года, ровно сто лет назад, была создана ВЧК — всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Организация с самого начала создавалась не в качестве органа государственной безопасности, а в качестве ведомства, направленного на уничтожение любых политических противников большевиков.

История создания ВЧК и его работы в первые годы существования вряд ли будет известна в ближайшее время, поскольку значительный массив документов первого года существования организации просто отсутствует. Его не то потеряли, не то уничтожили, не то строжайше засекретили.

Организация была создана через месяц после захвата власти большевиками. Формально — для борьбы с забастовками и саботажем «старых» специалистов, которые в знак протеста отказывались работать на большевиков.

Но очень скоро полномочия ВЧК разрослись и стали едва ли не всеобъемлющими. ЧК была сама себе суд, следствие и закон. Зачем ей такие полномочия, не знали толком даже в партии. В 1921 году вышла специальная брошюра, разъяснявшая, что же такое ВЧК. Начиналась она следующими словами:

Настоящая брошюра была написана еще два года назад, когда чрезвычайные комиссии находились еще в процессе строения и когда большинство членов нашей партии имело самое смутное понятие о ВЧК, а часть из них даже вела борьбу против нее.

О реальных руководителях ЧК мы до сих пор имеет только приблизительное представление — очевидно, что Дзержинский никогда реальным руководителем не являлся, это подставное лицо. Дзержинского назначили «светить физиономией», поскольку он считался пострадавшим от царизма, т. к. был одним из немногих большевиков, побывавших на каторге (хоть и недолго). Дзержинский просто-напросто не имел никаких качеств для организации и управления подобной организацией, поскольку был своеобразным человеком-катастрофой. Если кто-то видел старую французскую комедию «Невезучие» с Пьером Ришаром, то он там как раз играет человека-дзержинского.

Сами посудите: в детстве взял ружье поиграться — застрелил сестру. В юности пошел агитировать польских рабочих против царя — воткнули нож в голову, начал заниматься подпольной деятельностью — сразу же угодил в ссылку. Бежал из ссылки — попал на каторгу. Во главе ВЧК пошел арестовывать взбунтовавшегося заместителя — без единого выстрела был скручен и взят в заложники. Дзержинский не вел ни одного крупного дела, почти все они находились под контролем Петерса или Ксенофонтова, позднее Менжинского. Чтобы товарищ Дзержинский не мешал и не спотыкался под ногами у профессионалов, его в самый критический момент для партии (осень 1918-го — покушение на Ленина и красный террор) отослали отдохнуть в Швейцарию. Да и в целом культ Дзержинского — это хрущевское изобретение, в противовес сталинским временам. До Хрущева никто Дзержинского в ГПУ или НКВД особо не чтил.

Судя по всему, реальное руководство аппаратом находилось в руках латвийских наемных бандитов. В Президиум ЧК долгое время входил руководитель отдела по борьбе с контрреволюцией, Лацис (Судрабс) — бывший лесной брат и опытный подпольщик. Общее руководство огромным количеством латышей в ЧК осуществлял приехавший из Лондона Петерс, формально считавшийся правой рукой Дзержинского.

Руководящими органами ЧК были коллегия и президиум. Члены коллегии менялись порой едва ли не каждую неделю, назвать всех не имеет смысла. Зачастую человек оказывался в коллегии на неделю-другую и практически не приступал к обязанностям. Из-за этих ротаций в руководстве ЧК было три человека, которые продержались там всю Гражданскую войну, из них четверо с перерывами (Дзержинский, Лацис и Петерс, с существенным опозданием к ним присоединился Менжинский) и один постоянно. Это некий Иван Ксенофонтович Ксенофонтов. Фамилия, как и положено, подставная. На самом деле он, кажется, некий Крайков. Известно о нем примерно ничего. Хотя его жена умерла аж в 1980 году, а сын и вовсе в 2012-м, никаких статей, книг, мемуаров и прочих материалов о человеке, бессменно стоявшем у истоков, просто нет. Учитывая этот факт, уместно предположить, что реальный вес Ксенофонтова был значительно выше, чем Дзержинского, и он был одним из 2–3 реальных руководителей ЧК (возможно, курировал нелатышские кадры, те были под Петерсом. Также вероятно он был кем-то типа высшего координатора между различными национальными кланами, составлявшими ЧК в первые годы). Тем более что он являлся не только замом главы ЧК, но и возглавлял Особый трибунал при ВЧК и был зампредом Верховного трибунала при ВЦИК.

С самого начала ЧК была государством в государстве и жила своей жизнью, совершенно не подчиняясь партии. Разве что только Ленин имел на нее какое-то влияние, но его степень не до конца ясна. Хотя бы потому, что известно множество примеров, когда большевики ходатайствовали перед Лениным за освобождение кого-то из арестованных чекистами и добивались этого. Но чекисты поступали просто — расстреливали арестованных, как только до них доходили слухи о прошении. В итоге к моменту официального вопроса освобождать было уже некого.

Организация с самого начала стала в значительной степени неконтролируемой. Первоначально бороться с этим планировали методом постоянной перетасовки. В ЧК направляли служить на несколько месяцев или год, потом перебрасывали на другие направления. Тем не менее с середины 20-х годов началась профессионализация чекистов.

Чем ближе был конец войны, тем громче звучали протесты в партии против всевластия ЧК. В конце концов к ним присоединились далеко крупные большевики: Петровский, Бухарин, Каменев. Виктор Серж вообще считал, что создание ЧК было главной ошибкой революции, после которой в неблагоприятную сторону изменился сам ход истории.

В 1921 году Ленин наконец упразднил ВЧК. Но на ее месте сразу же возникло ГПУ. Это было то же самое, но с чуть меньшими полномочиями. Чекисты уже не могли расстреливать кого хотели и самочинно их судить. В 1934 году на месте тогда уже ОГПУ возникает НКВД — серьезное укрупнение, поскольку и ВЧК и ГПУ/ОГПУ были только ведомствами при совете народных комиссаров, но не имели ранга наркомата.

Если прежде карательные мероприятия проводились чекистами только по отношению к контрреволюционерам, то теперь уничтожать, причем в промышленных масштабах, начали уже и самих коммунистов. А потом дошли и до самих себя. Сначала ежовцы убили всех ягодинцев и всяких старых заслуженных чекистов, потом бериевцы убили всех ежовцев, потом, с некоторым опозданием, убили уже и бериевских.

В те годы НКВД заслужило себе такую славу, что после ХХ съезда всем стало понятно — так больше нельзя. Чекисты попрятались, стараясь лишний раз не напоминать о себе.

В итоге госбезопасность понизили в ранге. Из наркомата она вновь стала ведомством при правительстве. А его главой назначили экс-главкомсомольца Шелепина. Позднее КГБ все же были дарованы права (но не статус) министерства. Комитет также получил двойное подчинение: Политбюро и правительству — для лучшего контроля.

В 70-е годы, в эпоху Андропова, руководившего комитетом, чекисты вновь воспряли духом и расправили плечи. Андропов, пользуясь близостью к Брежневу, добился для своего ведомства множества привилегий и льгот. Фактически КГБ добился невиданного даже в сталинские времена могущества, ни один значимый кадровый вопрос не решался без их участия. Комитетчики проникли во всех структуры, присутствовали на всех крупных заводах, университетах и институтах. Даже рядовые чекисты имели гораздо более высокий уровень жизни, чем простые трудящиеся. Именно поэтому в КГБ/ФСБ культ Андропова до сих пор второй по значимости, после Дзержинского.

В поздние перестроечные годы положение КГБ несколько пошатнулось. Пошла волна разоблачений и критики в адрес чекистов. Но они негласно курировали первые капиталистические процессы в стране и открыто курировали частную внешнеторговую деятельность через т. н. совместные предприятия, которые в те годы оказались настоящим «золотым дном». Поэтому совершенно не удивительно, что среди миллиардеров в России куда больше выпускников КГБ, чем МВА.

Делалось это следующим образом. Выходили на какого-нибудь ловкого кооператора и через него создавали совместное предприятие, какое-нибудь советско-шведское. Главное, что оно давало возможность вести внешнеторговую деятельность, запрещенную простым смертным. Тут же возникал банк. И дальше под партийно-чекистским прикрытием начиналась работа. Для лучшего понимания см. биографии кооператоров Гусинского и Смоленского и чекистов-олигархов типа Аршбы и Лебедева. Тот же Гусинский торговал медными браслетами, и вдруг в 1988 году открывает совместное предприятие и банк. Это при том, что простые кооператоры сидели и дрожали, что все это подстава и их с минуты на минуту придут раскулачивать, а уж к экспортно-импортным операциям вообще нельзя было приблизиться без кураторства КГБ.

За несколько дней до распада СССР КГБ упразднили. Преемницей комитета стала Федеральная служба безопасности, преобразованная из ФСК в 1995 году. Начался очередной чекистский ренессанс, достигший апогея уже в XXI веке.

Автор рубрики «День в истории» — Евгений Политдруг


?

Log in

No account? Create an account