Previous Entry Share Next Entry
Хроника МИДовских перемог
vol_majya
Оригинал взят у politnotes в Хроника МИДовских перемог

В публичной риторике наших «первых лиц» нечасто встречаются выступления, которые хоть целиком в анналы заноси, настолько они эпичны по форме и содержанию. Вот выступление Лаврова на встрече с членами Ассоциации европейского бизнеса 31 октября принадлежит к подобному разряду. В прессе почему-то разошлись только цитаты про «оккупационные войска», а зря. Там почти каждый пассаж достоин отдельного упоминания. Как хроника россиянских уступок по Донбассу.

Чего только стоит, к примеру, оговорка о том, что Крым «восстановил свою государственную принадлежность». То есть как восстановил? А там было что восстанавливать? Интересно, когда это Крым принадлежал государственному образованию по кличке РФ? Рождение нового нарратива, не иначе!

Затем ещё один перл:

«Мы проявили добрую волю, признав, как недавно опять подтвердил Президент России В.В.Путин, итоги выборов Президента Украины, хотя понимали, что основа этой власти – национал-радикализм. Это доказывается многократно, каждую неделю».

Мы всё понимали, но проявили добрую волю. Ага, как же!

Ну а дальше просто песня:

«Что касается пути вперед в отношении выполнения Минских договоренностей, то мы откликнулись на озабоченности, которые высказывали, в том числе немецкие, французские коллеги, другие европейцы и сами украинцы о том, что СММ ОБСЕ на Украине очень часто испытывает на себе угрозы, риски безопасности, и надо ее как-то подкрепить. Еще год с лишним назад мы были готовы принять решение о том, чтобы эта миссия получила вооружение для самообороны. Тогда Германия, Франция и весь ЕС от этого отказались, как и ОБСЕ, потому что у них не было ни опыта, ни практики проведения операций, предполагающих вооруженных наблюдателей. Наконец, откликаясь на очередные призывы укрепить безопасность миссии ОБСЕ, Президент России В.В.Путин предложил то, что предложил».

Что именно предложил, не подскажете? Миротворцев ввести? Погодите, Сергей Викторович, Вы же сами назвали миротворцев «оккупационными войсками»? Так что же получается, президент Путин предложил ввести оккупационные войска в Донбасс? Оюшки!

«Одним из поводов возобновления разговоров о безопасности миссии ОБСЕ был подрыв патрульной машины Организации на мине в Луганской области на территории в районе линии разграничения. Был подготовлен специальный доклад, проведено расследование, из которого однозначно следует, что мину заложили не ополченцы из Луганска. Из этого же доклада следует, что украинская власть отказалась предоставить имеющуюся у нее видеозапись этого инцидента. Никто не стал раздувать эту тему. Мы тоже не хотим искать виновных, хотя тут все, по-моему, очевидно».

Это как вообще называется?! Вас три года метелят фейсом обо всё, что угодно, из-за «Боинга», а когда у вас подворачивается железобетонный повод отметелить ваших «партнёров», вы не стали «раздувать тему» и «искать виновных»? А вместо этого согласились с предложением этих самых «партнёров» ввести «оккупационные войска». Проще с самого начала выйти с табличкой «Я – дегенерат», чем публично лепетать подобные вещи.

Но нет, хроника перемог, то есть унижений от Лаврова продолжается:

«Мы заинтересованы в том, чтобы выполнить Минские договоренности. Для этого Президент России В.В.Путин предложил подключить вооруженную миссию ООН для охраны наблюдателей ОБСЕ. Франция и Германия выразили интерес к этому. Канцлер Германии А.Меркель в одном из телефонных разговоров спросила у Президента В.В.Путина, почему, если мы предлагаем охранять сотрудников ОБСЕ, то только в отношении тех наблюдателей, которые будут находиться на линии соприкосновения после разведения сил сторон. Г-жа А.Меркель также отметила, что наблюдатели ОБСЕ работают и в других частях территории Украины по обе стороны от линии разграничения: патрулируют, ездят на машинах, смотрят, говорят с местным населением. Президент России В.В.Путин тут же согласился, что это абсолютно логичное упоминание, и теперь наше предложение, которое внесено в СБ ООН, предполагает, что при выполнении наблюдателями ОБСЕ всех их функций они всегда должны будут охраняться вооруженными миротворцами ООН».

Вот так! Г-жа Меркель просто отметила, а товарищ Путин тут же согласился! Читай: взял под козырёк.

Два месяца об этой уступке кремлёвские молчали как рыба. Линия разграничения – и всё тут, ни шагу дальше. Как будто и не было этого пресс-релиза разговора с Меркель 11 сентября. А тут выходит Лавров и на голубом глазу признаёт: да мол, согласились, и в других частях Украины. Интересно, Лавров ещё помнит, что ОБСЕ имеет мандат на мониторинг в Крыму, который, по логике Меркель, тоже «другая часть Украины»?

Затем идёт растиражированная часть про «оккупационные войска», приведём её для понотоы картины:

«Повторю, Германия и Франция видят в этом возможность для достижения договоренностей. Проект резолюции лежит «на столе» в СБ ООН, но переговоры не начинаются, потому что Украина заявила, что это не годится, а что годится, она обещала показать, но пока этого не сделала (прошло уже больше месяца). Мы видим то, что сейчас пытаются сделать: назначенный представителем США по украинскому кризису К.Волкер уже посетил Берлин, Париж и почему-то Лондон, несколько раз – Киев, где совсем недавно он сделал ряд знаковых заявлений, из которых стало ясно, какую альтернативу нашему проекту готовят американские кураторы украинской власти (единственная страна, которая может повлиять на украинские правительство, оппозицию и радикалов – это США). Г-н К.Волкер заявил, что, во-первых, нужно, чтобы миротворцы (он употребил другое слово с тем же смыслом) оккупировали весь Донбасс, взяв его в кольцо, и только потом США поддержат действия Президента Украины П.А.Порошенко по выполнению всех его обязательств, включая объявление амнистии, придание Донбассу особого статуса по формуле Ф.-В.Штайнмайера (между прочим, которая два года саботируется П.А.Порошенко и его правительством) и проведение выборов. Нам абсолютно очевидно, что как только оккупационные силы займут весь Донбасс, П.А.Порошенко не пошевелит пальцем, чтобы сделать что-то из обещанного. Это уже понимают, по-моему, и во всех европейских столицах.

К.Волкер сделал еще одно примечательное замечание, сказав, что это дело Европы, Украины и России, а Донбасс не имеет никакого отношения ни к каким переговорам, и его нельзя подпускать близко. Если в Берлине это считают адекватной картиной того, что должно происходить, то я сожалею об этом. Однако я абсолютно согласен с тем, что путь вперед есть, и это – неукоснительное, добросовестное выполнение Минских договоренностей. Этим уже долго и тщательно занимаются помощники наших лидеров в «нормандском формате», согласовывая «дорожную карту», которая синхронизировала бы шаги, повышающие безопасность, с шагами, которые ведут к политическому урегулированию. Эта работа ведется, и очень надеюсь, что заявление г-на К.Волкера, которое прямо противоречит тому, что делает Германия, Франция, Россия и Украина в «нормандском формате», не помешает подготовке этой «дорожной карты».

Всё же хотелось бы узнать, а что в упомянутом заявлении Волкера «прямо противоречит тому, что делает Германия, Франция, Россия и Украина в «нормандском формате»? Разве не Вы сами только что распинались, как Путин тут же согласился на предложение Меркель по миротворцам? Так в чём тогда разница? Что Меркель границу не требует? Требует, и не раз об этом говорила.

Далее министр ударился в воспоминания:

«Короткая история. Когда согласовывались Минские соглашения, процесс занимал 17 часов. Мы достигли пакета, который был одобрен в СБ ООН единогласно, без каких-либо изменений, включая подписи, поставленные под минским «Комплексом мер» руководителями двух непризнанных республик – Луганской и Донецкой – А.В.Захарченко и И.В.Плотницким. Тогда Президент Украины П.А.Порошенко настоял, чтобы эти два человека лично приехали в Минск и подписались под этим документом. Сейчас он говорит, что их нельзя подпускать ни на выстрел к договоренностям о том, как это все претворять в жизнь. Специальный представитель США по украинскому урегулированию К.Волкер сказал, что им там делать нечего».

Президент Украины предложил, а вы бегом помчались задрав штаны выполнять его просьбу. Кому ещё непонятно, кто кому минскую капитуляцию диктовал?

«Мы хотим договороспособных партнеров. А стало ясно, что П.А.Порошенко всеми силами будет саботировать выполнение Минских договоренностей, потому что он испугался радикалов, обвинивших его в предательстве. Он не смог использовать свой авторитет, чтобы вместе с поддерживающим его Евросоюзом, США и СБ ООН поставить радикалов на место и настоять на том, что нужно выполнять Минские договоренности. Ему, если хотите, не хватило характера».

Как говорил один мультяшный персонаж, вы кого хотите надуть? Порошенко заявил, что никакого особого статуса Донбасса не будет, через три дня после минских посиделок. Ещё никаких радикалов и близко не было. Нет, свой авторитет он как раз использовал, и характера ему хватило. В отличие от.

Но вам же нужны ни победы, ни земли, ни люди. Вам нужны «договороспособные партнёры». Спасибо за откровенность!

На этом сеанс дипломатического стриптиза не закончился:

«Все последующие совещания и саммиты «нормандской четверки» вращались вокруг того, как же нам выполнять Минские договоренности. Президент России В.В.Путин говорил, что там все понятно – через месяц нужно сделать вот так, подготовить и согласовать законы о выборах и об особом статусе Донбасса. Не получалось. И П.А.Порошенко стал говорить, что закон об особом статусе нельзя принимать, пока не пройдут выборы, потому что прежде, чем принимать такой закон, он, дескать, должен знать, кто будет руководить Донбассом. Иначе говоря, если выберут людей, которые ему нравятся, он предоставит особый статус, хотя если выберут тех, кто ему не нравится, он забудет про этот статус. Эта абсолютно футуристическая дискуссия продолжалась очень долго, пока занимавший тогда пост вице-канцлера, министра иностранных дел, а ныне Президент ФРГ Ф.-В.Штайнмайер не предложил свою формулу, которая теперь так и называется «формула Штайнмайера» о том, что закон об особом статусе принимается и вступает в силу в предварительном порядке в первый день выборов и в окончательном виде вступает в силу, когда ОБСЕ распространит свой доклад о наблюдении за выборами.

Прошел год, ничего не сделано. Эта формула не  обрела юридический статус. Ее даже не положили на бумагу. Стали интересоваться, в чем проблема. П.А.Порошенко тогда сказал, что окончательный доклад ОБСЕ может гласить, что выборы были несправедливыми и недемократическими. Прошел год, чтобы об этом надо было вспомнить. Тогда Президент России В.В.Путин сказал, чтобы записали, что предварительно закон вступает в силу в день голосования, а окончательно в день, когда ОБСЕ распространит доклад, подтверждающий, что выборы были свободными, справедливыми и отвечающими критериям ОБСЕ. Все согласились. Это была уже вторая уступка, хотя в Минских договоренностях на эту тему ничего нет. Там говорится, что закон нужно принять до выборов, чтобы те, кто будет на них голосовать, знали, какими полномочиями наделят людей, за которых они голосуют. Третья уступка, которая шла дальше Минских договоренностей – предложение вооружить наблюдателей ОБСЕ. Она оказалась неприемлемой для самим европейцев. Сейчас мы завязли в СБ ООН, где наш проект резолюции вроде бы хотят обсуждать, но не обсуждают. Украинцы с американцами говорят, что нужна другая резолюция, но ничего не предлагают. Если нужны были предлоги, чтобы отойти от русофобской политики в Евросоюзе, то они были в изобилии».

Все прочитали? Это не какой-то там путинсливщик пишет! Это целый министр! Ваш, собственный, российский. Который у вас в главных героях ходит! Четыре политические уступки насчитал в ходе одного только нормандского процесса! Не считая тех тем, которые Москва решила «не раздувать» из уважения к «договороспособным партнёрам». И кто ещё будет утверждать, что слива нет?

Самое интересное, что об этих принципиальных уступках собственная общественность узнаёт только постфактум, да и то, про «между прочим» во время встречи с европейским бизнесом. Перфоманс разыгрывался для европейской аудитории, поэтому и все эти карамболи с прогибами. А если бы не это, так никто бы ничего и не узнал, а кремлеботы продолжали бы надувать щёки.

Потом идут ламентации по поводу «Боинга» и американских выборов:

«Катастрофа с малазийским «Боингом» в 2014 г. над Украиной также расследуется келейно. Те материалы, которые мы предоставили, не рассматриваются, по крайней мере, не упоминаются. Хотели еще два года назад создать трибунал, спешили, торопились. Мы предложили сначала завершить расследование. Расследование до сих пор не завершено, его продлевают еще на один год. Ни одного факта нет, но продолжаются обвинения. На вопрос, почему не предъявляются доказательства, отвечают, что это секретно, так же как и наши американские партнеры отвечают на мой вопрос о том, где же доказательства нашего вмешательства в их выборы. Они говорят, что есть неопровержимые, но секретные доказательства. Девять месяцев идет это разбирательство в Сенате, задействован специальный прокурор, но нет ни единого факта. И это при том, что в американской политической культуре утечки – норма жизни. Если бы там был хотя бы один мало-мальски значимый факт, то была бы утечка, ведь задействовано такое количество людей в слушаниях в Конгрессе, в работе специального прокурора и так далее. Поэтому отговорки насчет секретности, честно говоря, смешны для людей, которые выдвигают столь серьезные обвинения в наш адрес».

«Они хотели создать трибунал, а мы предложили завершить расследование». А затем создать трибунал? Не, ну логично же. «Мы вас повесим. – Окей, только расследование сначала завершите».

Ну и финальный штрих картины:

«Еще раз хочу сказать, что от нас ждут предлога для того, чтобы сказать, что русские исправились и предложить с нами нормально сотрудничать, отменять санкции. Мы делаем то, что мы делаем. Я привел примеры очень конструктивных подходов по тому же процессу выполнения Минских договоренностей. Если кому-то нужны были предлоги, вот они. Эти предлоги были созданы нами не для того, чтобы просить ваше правительство о каких-либо одолжениях о снятии санкций, а просто потому, что мы хотим выполнить Минские договоренности. У меня нет сомнений, что наши партнеры по «нормандскому формату» (немцы и французы), которые занимаются этим постоянно, прекрасно понимают, кто блокирует выполнение Минских договоренностей.

Приведу пример. Лидеры еще год назад в Берлине договорились стимулировать создание зон безопасности на линии соприкосновения. В качестве пилотной зоны выбрали несколько районов, в двух из которых были разведены тяжелые вооружения, а третий район, согласованный всеми, называется станица Луганская. Там никак не получалось начать разведение тяжелых вооружений, поскольку украинцы говорили о том, что они не могут это сделать из-за продолжающейся стрельбы. Тогда они выдвинули условие, что готовы начать разведение тяжелых вооружений, если будет неделя полной тишины. С тех пор, можете поинтересоваться у представителя ОБСЕ, Специальная мониторинговая миссия Организации фиксировала восемь раз полную неделю тишины. Каждый раз, после того, как ОБСЕ докладывала об этом и предлагала начать разведение тяжелых вооружений, украинцы говорили, что это наша статистика, а они насчитали сто выстрелов. И все.

Сейчас предпринимается очередная попытка начать это разведение 4 ноября. Это будет уже девятая неделя полной тишины, которую, я почти не сомневаюсь, но хочу ошибаться, оспорят украинцы, которые представят свою статистику. Это ведь тоже предлог. Только от нас вы ждете позитивных предлогов, и я вам привел пример, а этот предлог негативный, чтобы все-таки потребовать от тех, кто в Киеве сейчас злоупотребляет хорошим отношением Берлина, Парижа, Вашингтона и других западных столиц, прекратить играть в эти игры и выполнить свои обязательства, потому что, как вы знаете, в танго не один человек».

У нас такие конструктивные подходы по сливу, и партнёры всё понимают, только Киев злоупотребляет хорошим отношением Берлина и Вашингтона. А мы нет, мы не злоупотребляем! Мы гибкие и конструктивные. Мы ценим партнёров. Нам бы только прекратить играть в эти игры и заняться танго! Мы ведь такие гибкие, нас можно и через колено прокинуть – и ничего!

Вот как это назвать цензурным языком? Ползание в ногах? Форменное унижение? Умственная неполноценность? Или просто ублюдочное лицемерие на камеру?

В иной ситуации от их лицемерия можно было бы просто отмахнуться с презрительной улыбкой. Но каждый день российского ползания в ногах у партнёров – это новые русские жертвы в Донбассе. Каждый кремлёвский прогиб – ещё сотня загубленных жизней. Каждое униженное «нераздувание темы» – отсутствие наказания для тех, кто повинен в этой бойне.

В нормальном государстве к министру после такого выступления «Мы всё сдаём и будем сдавать и дальше» должна приходить прокуратура и уводить в наручниках. Под камеру. И с максимально громким процессом. Дабы другим неповадно было.



?

Log in

No account? Create an account