Previous Entry Share Next Entry
Баран и Пема
vol_majya
Оригинал взят у deni_spiri в Баран и Пема


«Баран» — село в пригороде Судиславля; «Пема» — название речки в окрестностях Галича. Первым, в селе Баран, мы бегло осмотрим скромный пример сельского храма, после долгих лет забвения службы в котором вновь возобновились. Вторым пунктом побываем в исчезнувшем селе Покров-Пеме, расположенном севернее озера Галичского, где исследуем потонувший не в водах пересохшей реки Пемы, а в обильных зарослях костромских лесов заброшенный храм «Покровский что на Пеме».




После пешей экскурсии по улочкам уютного Судиславля, мы направились на его окраину, в село Баран (пос. Дружба). Несомненно, сразу же возникает вопрос о происхождении столь неблагозвучного названия села. Легенда гласит: будто бы в старину, татары собирая с населения дань, зарезали у одной бедной вдовы единственного барашка. Но Бог не дал врагам воспользоваться мясом и превратил барана в камень. На месте превращения рогатого в каменюку решили возвести храм, заложив камень в фундамент. В результате божьего вредительства (ведь бедная женщина в итоге всё равно лишилась любимого животного, а татары в свою очередь так и не отведали баранины) село и получило своё название. Конечно, всё гораздо проще. В древности эта местность называлась Осецким станом, административно-религиозным центром которого являлось село Никольский Баран. Первая часть названия дана по церкви чуд. Николая, вторая — по возвышенности, напоминающей своими очертаниями бараний лоб, на которой стояла церковь. В XVI веке село принадлежало И. Выроткову — розмыслу (военному инженеру), строившему крепость в Свияжске, поновлявшему крепость в Галиче. Однако в 1568 г. сподвижник Ивана Грозного был казнён опричниками (одновременно казнены 17 чел. рода Выротковых «от мала до велика»). В 1586 г. Ириной Годуновой Никольское-Баран с деревнями и погостами пожаловано Ипатьевскому монастырю — «на помин души родителей царицы».
На фото: трёхпролётные ворота (кон. XVIII - нач. XIX вв.) — пример архитектуры малых форм, сочетающих формы барокко и классицизма. Арочный проём венчает фигурный аттик, над которым в наши дни водрузили несоразмерно маленькую главку.


Другая нить мифологической паутины, прочно опутавшей прошлое, гласит: церковь построена в честь победы над татарами у речки Язовки в 1549 г. Об этом сражении упоминается в Никоновской летописи: «...приходили Казанские люди на Галитцкые места воевати, многие людие, а в болших у них был Арак-богатырь. И ходил за ним наместник Костромской Захариа Петрович Яковлев с товарыщи и сшел их на Езовке-речке на поле на Гусеве; и Казанских людей побили воеводы великого князя всех на голову, и Арака-богатыря убили». Как видно, ни о Баране, ни о Судиславе не сказано ни слова. Сражение произошло на речке Язовке на Гусеве поле, но где находится это место можно только предполагать. Следующая легенда вторит первой: в память о той победе в Баране был заложен Богословский монастырь. Но документальных данных о том, что неподалеку от Судиславля когда-то существовал монастырь нет. Приход барановской церкви действительно называли «монастырщиной», но объясняется это тем, что население окрестных деревень не было крепостным, а принадлежало Ипатьевскому монастырю. Позднее крестьян у монастырей отобрали и передали в Коллегию Экономии. И те стали называться экономическими (государственными). Однако новое прозвище не прижилось, и их по-прежнему величали монастырскими. На рубеже XVI - XVII вв. в селе находились две деревянные церкви — шатровая Никольская и клетская Иоанна Богослова. Существующая ныне каменная церковь (освящена в честь Иоанна Богослова) построена в 1782 г.  на месте сгоревшей в 1713 г. Никольской церкви, основанной не позже 1-й четв. XVII века.


Богословская церковь представляет собой характерный для костромских земель комплекс, включающий постройки разного времени. Среди них доминирует храм и колокольня, в архитектуре которых сочетаются черты допетровского зодчества, барокко и раннего классицизма. Позднее к фасаду колокольни примкнула сторожка (келья), пристроен придел, возведена ограда с воротами. Здание храма — высокий бесстолпный четверик, увенчанный пятиглавием. Колокольня — восьмигранный стол, крытый шатром с тремя рядами слуховых окон. Храмы подобной архитектуры нас не шибко привлекают, тем более те, в которых ведутся службы. Поэтому не задерживаемся и держим путь далее, в леса, раскинувшиеся севернее Галичского озера.


Оставив позади 100 км, паркуемся на огромном поле. Позади — гладь озера Галичского; впереди — не менее огромный лесной массив. Спрятав за стогом скошенного сена железного коня, оставляем его набираться сил, а сами уходим в лес, на территорию полную урочищ.


Топонимы у исчезнувших здесь деревень русские и не шибко интересны. А вот река Пема, на берегу которой расположена одна из точек нашего маршрута, имеет корни явно неславянские. Увы, речка в наши дни практически полностью исчезла, но когда-то в бассейне реки располагалось несколько десятков сёл. Урочище Ильинское, оно же село Пема, входило в состав Муравьищенской волости Чухломского уезда. Мы же остановимся на 7 вёрст ниже Пемы (Ильинского), на погосте Покров-Пема Галичского уезда. Как следует из названий, оба поселения получили свои наименования по реке.
На фото: то ли сельский пожарный пруд, то ли просто заболоченная крупная яма (а может, место разобранного 129 лет назад одного храма).


Первое письменное упоминание о селе Покров-Пеме относится к 1628 г., когда входившее в состав Пемского стана оно принадлежало Г. Горихвостову, А. Перелешину и Г. Синявину. Согласно «Спискам населённых мест Российской Империи» в 1872 г. погост Покров-Пема относился к 1-му полицейскому стану Галичского уезда, между озером Галичским и границами Солигаличского и Чухломского уездов. В нём числилось 4 двора (8 муж. и 13 жен.). По переписи 1897 г. на погосте проживало 15 человек (4 муж. и 11 жен.). Из сведений волостного правления от 1907 г. известно о трёх дворах и 14 жит. Получается, что начиная со 2-й пол. XIX в. село было малочисленным, тем не менее здесь было две церкви. Первая церковь, сохранившаяся до наших дней, — «Покровская что на Пеме» была построена в 1815 г. на средства прихожан, взамен деревянной, основанной в XVI веке. Вторая каменная церковь во славу Иисуса Христа Спасителя построена была в 1857 г. иждивением господина Николая Готовцева. Но по каким-то причинам была разобрана в 1888 г. Готовцевы — костромской род дворян. В нач. XIX века наиболее влиятельным галичским помещиком считался Кондратий Готовцев, владелец одной из самых причудливых усадеб (Готовцево), в которой был огромный каменный дом, садовые лабиринты, китайские павильоны, фруктовые и ягодные плантации и даже своя крепостная тюрьма.


Церковь Покрова Пресвятой Богородицы — распространённый для региона тип церкви в стиле позднего классицизма. Двухсветные фасады основного объёма храма оформлены четырёхколонными портиками с треугольными фронтонами. Наибольший интерес представляет восьмерик, широкие грани которого прорезаны тремя окнами, сгруппированными по схеме серлианы (по сторонам высокого арочного проёма размещены прямоугольные окна). По углам размещены четыре цилиндрических глухих барабана с луковичными главками. Над купольной кровлей возвышается центральный световой барабан. Между угловыми главами расположены крупные полукруглые кокошники — неожиданная реминисценция древнерусской архитектуры. Трёхъярусную колокольню венчает барабан с высоким шпилем. За ветвями деревьев с этой стороны нам его не разглядеть.


Впрочем, на приведённом ниже архивном фото идентичного храма в селе Туровском, что в шести верстах южнее, можно полноценно оценить изящество архитектурных форм сельских храмов. Село Туровское — одно из древнейших поселений, название которого происходит от слова «тур» — мерянского названия бога — идола Тура. В 1836 г. Черниговский епископ Павел, объезжая Костромскую епархию, остановился в Туровском, в имении Н. Чалеевой, и её племянник Д. Бестужев передал епископу металлические предметы, найденные в 1835 г. на берегу речки Лыкшенки. Это был языческий идол из красной меди, фигура с головой и ногами. Сейчас «Туровский идол» должен храниться в Историческом музее Москвы. При раскопках в 1924 г. проф. Городцов установил, что здесь была стоянка людей медно-бронзового века (III - I тыс. до н.э.). На другом берегу озера, на Архангельской дороге, есть Поклонная гора, где была кумирня мерян, в которой поклонялись идолу Яриле. После установления христианства галичане ежегодно собирались там на трёхдневное гуляние. На Туровской горе, тоже была кумирня и стояло скульптурное изображение идола Тура. В 1629 г. село Туровское Пемского стана принадлежало И. Зиновьеву, позже было у Перелешиных и Сипягиных. В 1673 г. отошло к Лермонтовым. В кон. XVIII века здесь существовали три самостоятельные усадьбы, одна из которых в 1807 г. перешла в род Готовцевых. Возможно, устроитель второй церкви в Покров-Пеме связан родственными узами с владельцами туровской усадьбы.


Вернёмся в Покров-Пему. К западу от колокольни стоят внушительных объёмов (толщина стен не менее метра) Святые ворота, предположительно, сер. XIX века. Опять же идентичные воротам церкви в Туровском. Когда-то территорию церкви и прилегающего кладбища окружала полукаменная ограда (не сохр.)


Сейчас эта местность пуста и полна урочищ, а в старину Пемский стан был заселён плотно. Из близких к Покров-Пеме отмечу сл. поселения:
- село «Никольское что в Пемском стану на Затоке» — вотчина древних галичских дворян Свиньиных, известеных с конца XVI в., но потом обедневших (Н. Гоголем они упомянуты в «Мёртвых душах»). В 1681 г. «дети Свиньины» выделили землю для Никольской церкви, по имени которой село и названо. В 1762 г. Никольское принадлежало А.П. Лермонтову — прадеду поэта. В тамошней усадьбе родился отец известнейшего поэта М.Ю. Лермонтова.
- село Ильинское (Пема) в 1628 г. принадлежало думному дьяку Ивану Лаврентьеву, наборщику Печатного двора в Москве. Того сослали на север за то, что «завёл латинские воровские согласия и многие римские соблазны и те хотел отпечатать в типографии»


- между Покров-Пемой и Пемой, на берегу речки находилось село Филимоново, принадлежавшее В.Ф. Сухово-Кобылину, прадеду писателя А.В. Сухово-Кобылина.
- недалеко от Покров-Пемы была усадьба Кощеево, принадлежавшая П. Свиньину. Дочь его Ольга Павловна, по мужу Фетисова, — участница революционно-демократического движения 1860-х. В 1874 г. принимала участие в наборе и печатании запрещённых книг, была арестована и выслана из Петербурга в Кострому под надзор полиции, позже приговорена к тюремному заключению.


Что ж оставим глубокие корни костромских поселений, и пройдём внутрь храма через западный арочный проём колокольни и небольшой притвор. Помещение обширной трапезной имеет коробовые своды, расчленяется подпружными арками, украшенными лепными тянутыми карнизами. Груда кирпичей — всё что осталось от двух печей советского периода, когда-то поставленных взамен разобранных оригинальных. Одним словом, ни от тех, ни от сих не осталось и следа. В трапезной сохранились каркасы деревянных придельных иконостасов 2-й пол. XIX века. Декор их полностью утрачен.


Далее проходим в основной объём. Из интерьера мало что уцелело. Настенная масляная живопись 2-й пол. XIX века в духе академизма находится в очень плохом состоянии.


Четверик перекрыт сомкнутым сводом, который прорезан световой ротондой с куполом.


В ротонде, в простенках, изображены апостолы в полный рост. В основании ротонды в технике «гризайль» написан карниз с модульонами. На лотках свода едва различима крупная композиция «Тайная вечеря». Основание ротонды опоясывает фрагментарно сохранившийся текст тропаря: «Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достояние Твое, победы Благоверному Государю и Отцу нашему (его же имя Ты, Господи, веси) на сопротивныя даруя, и твое сохраняя Крестом Твоим жительство». Надпись писана частично с применением бытовой графической системы, довольно часто используемой в стенах церквей и на иконах: как пример, «ДА ВЬСЬЛѦТЬСЯ NБ» — «Да веселятся Небесная».


Сохранился небольшой фрагмент деревянного иконостаса 1-й пол. XIX века в стиле классицизма, выкрашенного в синий цвет, с позолоченными деталями. Своеобразна живопись стены над иконостасом, где в растительный орнамент включены квадраты с бриллиантовым рустом, располагающиеся симметрично по сторонам арки, ведущей в апсиду.


Простенки между оконными нишами на южной и северных стенах украшены растительным орнаментом с мотивами креста.


На западной стене помещены композиции христологического цикла: «Изгнание торгующих их храма» и «Христос и самаритянка»


Хотелось бы отметить две династии священнослужителей из рода Алякритских и Острогских. В 1871-90 гг. псаломщиком церкви села Каликино Чухломского уезда служил Иоанн Алякритский. В его семье в 1871 г. родился сын Павлин. В 1893 г. Павлин Иоанович Алякритский окончил Костромскую духовную семинарию, работал в школе г. Кинешмы. С 1896 г. состоял священником церкви села «Никольского что в реках» Галичского уезда, сменив на этой должности своего тестя Фёдора Родопиановича Острогского. В 1902 г. перемещён на место священника к «Покровской церкви что на Пеме». Умер Павлин Иоанович в 39-летнем возрасте, в 1910 г., оставив жену и шесть малолетних детей. Супруга его, Александра Острогская, родилась около 1874 г. в селе Прискоково Костромского уезда. Дедушка по отцовской линии Родопиан Иванов Острогский в нач. XIX века служил пономарём в селе «Боговское, Острог тож» Макарьевского уезда. Фамилия пошла от места проживания — села Острог. Скорее всего, название происходит не от позднего значения – «тюрьма», а от более древнейшего – укреплённое место, крепость. Возможно, в XV- XVI вв., на месте села Острог, на реке Кусь находилась небольшая крепость, прикрывавшая подступы к Галичу от набегов казанских татар. Но вернёмся к вдове священника. Александра Фёдоровна окончила учительские курсы, но выйдя замуж за священника, прожила всю жизнь домохозяйкой с семьёй в «Никольском что в реках» (1882 - 1902 гг.) и «Покровском что на Пеме» (1902 - 1913 гг.).


Их первенец Варвара Павлиновна Алякритская родилась в 1897 г. в «Никольском что в реках». С 1902 по 1913 гг. проживала с родителями в Покров-Пеме. В Никольском в 1900 г. родилась и вторая дочь Вера. С двухлетнего возраста стала проживать также в Покров-Пеме. В Покров-Пеме в 1902 г. родился сын Иоанн; в 1905 г. родилась дочь Елизавета; в 1908 г. – сын Александр; и последней в 1910 г. на свет появилась Надежда. Действительно, все шесть детей после смерти отца были ещё в юном и детском возрасте. Неизвестна судьба Алякритских (вдовы с детьми) после 1913 г. Возможно, они вынуждено поменяли место жительства, т.к. в 1914 г. в Покров-Пеме они не числились. После впечатлений от найденной в лесах заброшенной церкви, в исчезнувшем селе мы посетили виднеющийся вдали (на фото) дом притча и ещё один недавно покинутый жилой дом. В советские годы здание притча долгие лета служило храмом науки. До сих пор внутри сохранились парты, школьная доска, комната учительницы и сотни писем из Ленинграда благодарной дочери любимой маме-учительнице. Но об этом, непременно, стоит написать отдельный пост.


Мы же покидаем село Покров-Пема (ныне урочище) и полями костромских просторов колесим далее.


При создании поста использован материал следующих источников:
- Памятники архитектуры Костромской области. Каталог. Вып. VI, Вып. III
- сайт "Генеалогическое древо"
- Судиславский сельский совет
- Степановский сельский совет

?

Log in

No account? Create an account