Previous Entry Share Next Entry
Константин Крылов о том, что думали, что кончилось: дело Аракчеева и Худякова
vol_majya
Оригинал взят у serg07011972 в Константин Крылов о том, что думали, что кончилось: дело Аракчеева и Худякова
Оригинал взят у serg07011972 в Константин Крылов о том, что думали, что кончилось: дело Аракчеева и Худякова

Оригинал взят здесь: https://sputnikipogrom.com/blogs/krylov/78441/two-russian-officers/#.Wd1JVdSLSWg

Да-да. Я думал, мне уже никогда не придётся писать про «дело Аракчеева-Худякова».





Я в очередной раз ошибся. Причина — обычная русская наивность, щенячья доверчивость. Которую мне, кажется, уже не суждено изжить до конца. Где-то в глубине души у меня всё живёт вера, что у подлости российских властей есть какой-то предел, «не могут же они». И каждый раз убеждаюсь, что — могут, МОГУТ. Они ещё и не то могут.

Но по порядку. Краткое содержание предыдущих серий.

В декабре 2007 года бывшие офицеры Внутренних войск МВД РФ Сергей Аракчеев и Евгений Худяков были признаны виновными в убийстве трех мирных жителей Чечни в 2003 году.

Что такое «мирный житель Чечни», я не очень понимаю. Но, допустим, таковые были. Закавыка в том, что мирные и немирные жители Чечни охотно убивали друг друга по разным поводам. По чеченским обычаям, это могло привести к кровной мести и прочим ужас-ужасам. Наше государство очень заботится о единстве чеченского народа: он должен оставаться стальным кулаком, занесённым над русскими (зачем, в частности, и была нужна Чеченская война). Значит, что? Значит, смерть любого чеченца надо вешать на какого-нибудь русского. Во-первых, это развивает ненависть к русским, что политически правильно. Во-вторых, русские не мстят: и не умеют, и государство за руки держит. Поэтому к любому чеченскому трупу нужно приписать русского и его примерно наказать.

В данном случае крайними оказались двое российских военнослужащих, занимавшихся разминированием дорог. Им быстро сшили дело, но шили неаккуратно. Основные обвинения основывались на показаниях солдат-срочников, выбитых в подвале Прокуратуры РФ. На суде все они отказались от этих показаний, но российский суд на такие мелочи не смотрит. Однако у обвиняемых было алиби, причём достаточно убедительное. Поэтому дело дважды разваливалось в суде. Тогда в России был суд присяжных, и они дважды оправдали офицеров. Тогда Рамзан Кадыров лично принял участие. Он заявил, что присяжные «недопоняли волю его народа». Когда говорит Кадыров, Россияния слушает и повинуется. Она и повиновалась. Предыдущие приговоры полетели в корзину для бумаг. Начался третий процесс. Правильно проинструктированные люди во главе с судьёй Владимиром Цыбульником волю чеченского народа исполнили. Оба обвиняемых получили сроки — 15 лет лишения свободы для Аракчеева и 17 лет для Худякова.

Важная деталь: ни Аракчеева, ни Худякова под стражу не брали. У обоих была возможность не приходить на последнее заседание, к оглашению приговора. Обоим настоятельно советовали этого не делать. Советовали все, в том числе я — тогда я был главредом газеты «Русский Марш», писал об этом деле и с Аракчеевым общался. Аракчеев решил никуда не бегать и бороться за возвращение честного имени. Он пришёл, получил 15 лет отсидки и сел. Худяков на суд не явился.

Пошли годы. Адвокаты обжаловали приговор, его оставляли в силе. Русское движение — тогда оно ещё существовало — распространяло информацию о человеке, который сидит в тюрьме по воле чеченского народа. То же самое делали все русские люди, имевшие отношение к каким-либо СМИ. К делу подключились политические тяжеловесы — Рогозин и Варенников. «Союз солидарности с политзаключёнными» признал Аракчеева политзаключённым. Режиссёр Игорь Хрекин снял фильм «На мне крови нет» — про дело Аракчеева-Худякова. Продюсером и спонсором фильма стал Игорь Виттель — человек достаточно известный, чтобы его отодвинуть. Фильм вызвал интерес и получил несколько премий. Писательница-патриотка Марина Юденич дошла до самых верхов российской власти, ходатайствуя за пересмотр приговора.

Это было не единственное «чеченское» дело. Все, наверное, знают про дело Буданова или Ульмана. Но были и менее известные процессы — например, дело Лапина. Но именно вокруг дела Аракчеева сформировался некий устойчивый интерес, что-то вроде горящего под землёй торфа: огонь на поверхность не вырывается, но и погасить его никак не удаётся. Возможно, потому, что Аракчееву верили — он действительно не делал того, в чём его обвиняют. По нему это было просто видно.

И в конце концов властям это надоело. В 2015 году Северо-Кавказский окружной военный суд оправдал Аракчеева по статьям 162 и 286 УК РФ. Ему даже выплатили компенсацию — сначала предлагали 500 тысяч рублей, но потом в порядке экономии снизили до двухсот. Сколько он заработал за каждый день отсидки, посчитайте сами.

А 15 января 2017 года СМИ сообщили, что Аракчеев досрочно освобождён по УДО и «находится в безопасности». Потом прошла информация, что он якобы воюет в Сирии. Сказать об этом я ничего не могу — Аракчеев на связь не выходил, интервью не давал. Оптимисты объясняли это тем, что Россия боится воли чеченского народа и прячет человека от расправы.

Поскольку российская власть бесконечно ссыт от одного вида грозного чеченца (ну или делает вид, что для нас одно и то же), поверить в это легко.

Тем более уже были прецеденты — например, одного из обвиняемых по делу Лапина уже вывозили в Чечню, с поезда его сняли в последний момент.

Однако общее настроение оставалось приподнятым. Возникло даже впечатление, что власть решила хоть здесь немножечко… нет, не уступить русским, этого власти не позволят себе ни при каких обстоятельствах. Но хотя бы позволить себе немножечко обычной справедливости. Ну такой, второй свежести. Накормив чеченского крокодила русским мясом, можно и войти в положение того, чьим мясом кормили. У человека отрезали кусок жизни, но хоть не до самого конца.

То есть. Многие думали, что за прячущимся Худяковым не придут. Многие думали, что его и не ищут. Я сам сто раз слышал от самых разных людей — да ты чего, да никто их сажать и не собирался, да Аракчееву сто раз сказали «беги», да он сам дурак, что пришёл, пришлось сажать. А так сидел бы себе тихо, никто б его и не тронул. Нешто у нас власти людоедские? Это они так, чеченцев задабривают, ну так это дело политическое. А на самом деле они, конечно, к ребятам со всем сочувствием. Главное — на принцип не идти, вот этого они не любят, принципиальных всяких. За это и наказывают. А если с ними по-человечески, так и они к тебе по-человечески. Вона, Худяков убежал, и правильно сделал. Живёт себе мирно, а может и служит где.

Всем этим добрым людям теперь можно плевать в лицо. Как выяснилось, наша власть именно что людоедская.

Теперь уже понятно, что Худякова пасли с самого начала. Если бы он попытался сбежать из России, его бы, наверное, взяли. Но он не пытался. Тоже кто-то посоветовал — не дёргайся, мол, живи спокойно, бежать не пытайся, а впоследствии мы тебя, того, помилуем. Он поверил. Он даже не менял документов — такой информации нет, а была бы. Жил у себя на родине, во Владимирской области, имел работу, его никто не трогал. И думал, наверное, что так будет всегда.

Ан не-е-е-е-ет.

Власть держала его в качестве живых консервов: до очередного обострения аппетита чеченского крокодила.

И когда оно наступило — сейчас у Эрефии с Чечнёй проблемы: денег нет, а чеченский крокодил всё шире разевает пасть, ему нужно всё больше и больше — вспомнили про этот вкусный кусочек человеческого мяса.

По имеющимся данным, Худяков был задержан еще летом, 24 августа. Он этапирован в Ростов-на-Дону и «уже отправлен для отбывания основного назначенного наказания», как выразились в пресс-службе суда.

Зная, как устроены мозги наших патриотов и запутинцев, я предполагаю, что эти прекрасные люди будут оправдывать действия российских властей так. Дескать, страшные чеченцы уже почти добрались до Худякова, и теперь его в тюрьме от них прячут. Я так и вижу, как очередная путинская сволота хлопает кому-то по плечу, заглядывает в глаза и проникновенно говорит: «Понимаешь, братан, жизнь — она непростой институт, бывают, понимаешь, всякие обстоятельства, вот и сейчас, ну не может Россия ничего сделать с Чечнёй, не-мо-жет, а человека спасти надо, ну вот так спасают, а что делать, делать-то что?»

Иные будут говорить — да уже начали — другое. Дескать, у Аракчеева и Худякова были покровители, да ушли, к примеру, на пенсию. Да и ВВ сейчас преобразовали в Росгвардию — небось, полетели чьи-то головы, и у Худякова не оказалось защитников. Ну а кому-то понадобилась лишняя «палка». Знаете, жизнь такая, страна такая, не ищите злого умысла.

Третьи вздохнут и скажут — а знаете, суд его приговорил, всё правильно, пущай сидит. А что сидит ни за что — так в Америке тоже неправосудные приговоры бывают! Уж если в Америке бывают — нам-то куда?

Мы не будем судить да рядить. Мы не будем искать злого умысла. Сделаем самые простые выводы.

1. С настоящего момента всю ответственность за происходящее с Худяковым несёт лично В. В. Путин и российская власть в целом.Кадыров, как известно, существо сверхчеловеческое и несёт ответственность разве что перед чеченским народом (и, может быть, перед мировым исламом, а также парой-тройкой других государств). А вот Путин вроде как президент вроде как России. Хотелось бы видеть соответствующие заявления от всех оппозиционных сил страны. Я, как лидер Национально-демократической партии, соответствующее заявление делаю прямо здесь — и призываю всех к тому же.

2. В связи с происшедшим снова возникает вопрос о судьбе Аракчеева.Откровенно говоря, нет никаких основания считать его живым и свободным, кроме веры в добрую волю российской власти. Поскольку российская власть только что проявила совсем не добрую волю, стоило бы задаться вопросом — жив ли Аракчеев, как можно выйти с ним на связь и как убедиться в том, что это он. Это задача правозащитников, а задача всех остальных — помогать им чем только можно.

3. Все, кто хоть как-то связан с чеченской темой — в том числе оправданные по судебным делам и так далее — находятся под угрозой.Крокодилу может захотеться добавки, а любое дело можно поднять снова или фальсифицировать. Очень хотелось бы добавить, что это маловероятно. Но, напоминаю, и в то, что Худякова возьмут, тоже никто не верил.

4. И не забывайте, пожалуйста, о главном.Даже если вы никогда не воевали в Чечне, не держали в руках огнестрельного оружия, не говорили ни единого плохого слова ни о каком из 666 народов, процветающих в нашей Многонациональной Многонационалии, и вообще стараетесь держаться как можно дальше от «всего такого» — это вас не спасёт в случае, если власть будет голодна и захочет вами перекусить. Вас возьмут «за что-нибудь», а судья Цыбульник подмахнёт.

Ибо ОНИ МОГУТ.

P.S. Кстати. Не пишите в комментариях, что нужно сделать с судьёй Цыбульником. Он прекрасно жил все эти годы, и никакие боевые товарищи Аракчеева и Худякова его пальцем не тронули. И никогда не тронут. Так что не разражайтесь гневными тирадами — это а) смешно, б) опасно: вдруг гэбня вас как-нибудь вычислит и посадит за угрозы важному государственному человеку. Имейте это в виду и не тратьте понапрасну электроны.


?

Log in

No account? Create an account